Жители посёлка обсудили идею "Коктебель-парка"
На этой неделе коктебельцам представили концепцию культурно-туристического центра "Коктебель-парк".

В чьих руках новый образ писательской Мекки?

В начале уходящего года Министерство экономического развития Крыма вместе с акционерным обществом "Корпорация развития Республики Крым" получили задание разработать концепцию культурно-исторического и туристического центра "Коктебель-парк". Распоряжение Совета министров Крыма вышло 27 февраля, и меньше чем через полгода был выбран победитель конкурса на разработку концепции. Кому доверили развитие известного во всём мире Дома творчества писателей, основанного сто лет назад Максимилианом Волошиным, – уникального природного островка у подножия доисторического вулкана, целый век привлекавшего творческую интеллигенцию России и других стран?

В закупочную комиссию вошли сотрудники корпорации, министерств и ведомств Крыма, органов местного самоуправления Феодосии и Коктебеля, музея-заповедника "Киммерия Волошина", архитекторы. Из четырёх претендентов они отдали предпочтение творческой группе деятеля культуры, организатора ряда театральных фестивалей Эдуарда Боякова и члена правления Союза архитекторов России Алексея Комова. Интернет – вещь коварная, но – всезнающая.

Коктебельцы, неравнодушные к судьбе своего посёлка, тут же выяснили, что отдельные культурные эксперименты Эдуарда Михайловича оканчивались скандалами в Воронеже и Перми. Российские информагентства сообщают о выставке с искажёнными иконами, ненормативной лексике, персонажах с разного рода извращениями. Наверх от крымчан ушло письмо, в котором коктебельцы возмутились, что будущим одного из культурных центров России занимаются люди, "творческая деятельность которых направлена на разрушение российских устоев культуры и нравственности".

Жителей посёлка беспокоило, почему концепцию разрабатывают, по сути, "варяги", ни разу не встретившиеся с активом Коктебеля? И вот, наконец, встреча состоялась – во вторник, 12 декабря, в Доме культуры посёлка.

Фестивальный центр, арт-базар, апарт-отели

Представитель Корпорации развития Крыма, руководитель проекта "Коктебель-парк" Леонид Дегтярёв сразу назвал позицию "свои"-"чужие" неконструктивной и подчеркнул, что конкурс на создание концепции творческая группа выиграла в честной борьбе.

– Нас упрекали: почему не советуемся с вами? Чтобы спросить у вас, надо было сначала что-то придумать, – пояснил он собравшимся.

Несмотря на то, что встречу назначили на крайне неудобное, как высказался известный коктебельско-российский блогер Александр Горный, время – в рабочий день да ещё на час дня, зал постепенно заполнился. Презентацию открыли слова Леонида Дегтярёва:

– Я на полном серьёзе считаю Коктебель достойным звания южной культурной столицы России – без столичных формализма, политеса, питерской чопорности.

Из его слов, короткого ролика о "Коктебель-парке", выступления Эдуарда Боякова и его коллег стало ясно, что проект охватывает площадь, традиционно называемую коктебельцами парком Литфонда. Как прозвучало от авторов концепции, это – территория с определённой границей, идеей, экономикой, часть большого туристскорекреационного кластера, создание которого предусмотрено стратегией развития Республики Крым.

Прозвучало, что Дом творчества занимал 12 гектаров, а "Коктебель-парк" разместится на площади 7,9. Его сердцем станет фестивальный центр, аналогов которому в России нет. В нём будут проходить театральные постановки, фестивали, конференции, концерты. Тут же расположатся учебные аудитории лучших творческих союзов и вузов страны. Динамично поставленный рекламный ролик перенёс всех в приятное будущее.

– В открытых творческих мастерских постоянно идут мастер-классы – жизнерадостно звучало с экрана. – Круглогодичный вернисаж "Арт-базар" соединён с набережной. Вернисаж наполняется нескончаемым потоком отдыхающих и тех, кто интересуется искусством. Библиотека Дома творчества – современный информационный центр с прототипом музея Коктебеля.

Разумеется, приезжающей публике надо где-то жить. Для неё предусмотрены "современные круглогодичные корпуса с единой системой контроля качества сервиса. Спа-отели, апарт-отели, номера-"люкс" для самых первых гостей, рестораны. Несколько бассейнов с обогревом, спортивные площадки". Проект предполагается реализовать на основе частногосударственного партнёрства.

– Перед нами стояла задача придумать историю, которая могла бы реанимировать Дом творчества писателей, возродить творческий дух этого места. Дом Волошина не входил в нашу зону проектирования, но мы понимаем, что он остаётся центром не только парка, но и главной достопримечательностью Коктебеля, – отметили авторы.

Их главная идея – изменить категорию публики, приезжающей в Коктебель:

– Те 30 тысяч отдыхающих, которые периодами одновременно находятся в посёлке, – максимальное число, которое может вместить бухта. Если увеличивать количество туристов, возникнут проблемы даже несмотря на проложенную канализацию. Коктебелю нужен интеллектуальный туризм. И такая публика в России есть. Примером тому – огромный туристический поток в небольшие городки Суздаль, Мышкин, Переяславль-Залесский. Наша позиция – отнюдь не желание прикрыть коммерческие интересы творческо-историческими апелляциями. Надо чётко понимать: не приедут сюда люди играть в боулинг и петь караоке.

Что сначала: концепция или очистные?

С самых первых минут коктебельцам и приехавшим феодосийцам не давала покоя мысль, какой смысл строить "воздушные замки" в неканализованном посёлке? Предварившая презентацию фраза, что "созданию парков должно предшествовать решение насущных инфраструктурных проблем", никого не успокоила. Тем более что исчерпывающей информации о будущем канализационном коллекторе и очистным, вопреки обещаниям, так и не последовало. Правда, министр экономического развития Крыма Андрей Мельников, который с 21 декабря уходит в отставку по собственному желанию, ещё раз напомнил собравшимся:

– "Коктебель"-парк – всего лишь часть кластера, его центральное звено. Параллельно идёт работа над принципиально важными инфраструктурными моментами.

Уж кто-кто, а коктебельцы знают, каких огромных усилий потребуют строительство очистных сооружений, прокладка центральной канализации и сетей в плотно застроенном посёлке. Позже на "круглом столе" лидер гражданского актива Коктебеля Борис Яремко поделился тревогой коктебельцев:

– Всех волнует, как можно было придумать прокладку канализационного коллектора вдоль набережной. Разработчики не понимают, что наша набережная выложена мощными бетонными аэродромными плитами. Из-за таких вскрышных работ три сезона точно не состоятся.

Авторы концепции возразили, что проект надо разрабатывать заранее:

– Мы опирались на то, что Коктебель канализируют в 2020-му году. Если так, то в 2021-м появится возможность создать "Коктебель-парк". Тогда думать о концепции и проекте будет поздно.

Министр Андрей Мельников нарисовал картину изменённой набережной:

– Она должна быть 20-метровой, очищенной от "шанхаев". По нашим оценкам, 170 нынешних объектов не имеют никаких регистрационных документов и, видимо, подлежат сносу. Предлагаем оставить на набережной общественное питание, а всю торговлю развернуть внутрь посёлка, предоставив им новые места.

На Коктебель наложены границы особой архитектурно-планировочной зоны. Это набережная от Карадага до Тихой бухты и "Коктебель-парк", где никое строительство без согласования с Советом министров Крыма невозможны. Он считает, что зона музея Волошина должна быть расширена. По его мнению, Коктебелю нужен фестивальный центр:

– Вы должны понимать: если не будет современной площадки для массовых культурных мероприятий, сюда никто не приедет.

Беспокойство о парке литфонда

Больше всего опасений коктебельцы высказали по поводу парка Литфонда.

– В доисторической столовой, пожалуйста, стройте, там пустое место. Нет, вам надо забраться в парк, уничтожить его. Это единственный оазис, где у нас есть зелень. Весь Коктебель застроен. Вы были у нас в жару, когда негде укрыться? Парк – единственное спасение, – первой вышла к микрофону жительница Коктебеля.

Зал потихоньку начинало "штормить", потому что на показанной ему схеме зелёный цвет занимал всего два прямоугольника. Авторы сами признались, что насаждения парка занимают шесть гектаров. Если его индустриальному тёзке отведено 7,9, где же разместится всё вышеперечисленное великолепие?

– Ни одного нового пятна застройки там не появится. Единственное – фестивальный центр. Мы ничего нового не строим, только сносим. Стараемся максимально сохранить то, что есть, – пытался успокоить коктебельцев Леонид Дегтярёв.

Авторы заверили, что проход в "Коктебель-парк" будет свободным, заборов внутри вообще не планируют.

– Возможно, вы некорректно представили объект. Надо было в первую очередь сказать, что зелёные насаждения будут сохранены и приумножены. Парк Дома творчества – один из лучших в Юго-Восточном Крыму. В конце 90-х годов в нём насчитывалось более 120 видов деревьев и кустарников. Сегодня – едва ли 20 видов. Ни у кого нет сомнения, что парк нужно восстанавливать, – прозвучал голос Карадагского природного заповедника.

"А где, собственно, развитие?"

Территорию, где приехавшие в Коктебель творчески общаются в мастер-классах и выражают себя, авторы концепции представили в виде больших арок, открытых солнцу и морским ветрам. Коктебельцы усмотрели в них исламский акцент. Не исключено, что это – лишь примерный набросок будущего "парка творчества". Но некоторым картинка напомнила фантастический рассказ, где свободные, счастливые люди живут в унифицированном городе. Невольно возникала мысль, как связана архитектура "Коктебель-парка" с геометрией Дома Волошина и старым добрым духом литфондовских дач?

– Многие в этом зале, знакомясь с вашей концепцией, задают себе вопрос, а где, собственно, развитие? Пока мы видим то же, что и сегодня: маленький кусочек музея и парк, который, судя по этой картинке, не выходит на набережную, вопреки сказанному, – взяла микрофон директор Дома-музея Наталия Мирошниченко. – Я бы не стала обсуждать архитектуру, которая, возможно, не слишком удачна. Каждое здание будет строиться по отдельному проекту и неизвестно, сможем ли мы на это повлиять, потому что в Коктебеле вырастают самые разные архитектуры. Здесь не показаны ни природные, ни общественные, ни культурно-исторические реалии в том объёме, в каком их хотели бы видеть коктебельцы. Где наши речки, где береговые урезы, где подступы, где возможность гулять вдоль этих речек? Где дороги? В этом зонировании не видно, что здесь предполагается зона общественного доступа. А вот зону отелей и арт-базара мы видим чётко.

Наталия Михайловна напомнила, что знаковые личности жили во всех зданиях Дома творчества, и каждое из них имеет историческую ценность.

– Нужен ли такой огромный фестивальный центр, – усомнилась она. –Мы не имеем сейчас программ государственного уровня, которые бы рассматривали Коктебель как круглогодичное место отдыха. Ваш центр затмевает всё культурноисторическое наследие в этом парке и окрестностях. Мы все говорим, что Дом Волошина – бренд Коктебеля, но никаких перспектив нашему музею не оставлено, всё достаточно хорошо застроено.

На "круглом столе" директор волошинской усадьбы привела в пример ялтинскую дачу Чехова, где все административные службы выведены за пределы мемориального здания. А у нас и музей, и научные сотрудники ютятся вместе, и при этом в нынешнем году через четыре маленьких зала прошли 60 тысяч экскурсантов!

– Они не в боулинг приезжают играть. При нынешних условиях едут даже из зарубежья. А что будет при снятии санкций? Нельзя создавать новый образ творческого Коктебеля без музеефикации территории Дома творчества. Зачем нам бесконечный поток через арт-базар? Никто не говорит в этом проекте о бесконечном потоке через музей, – под аплодисменты зала завершила Наталия
Мирошниченко.

"Спуститесь с небес на землю!"

– О каком "Коктебель-парке" вы говорите? Среди чего будет существовать этот островок благополучия? У нас нет места для спортивных и детских площадок. Всё завалено мусором и вывозить его, похоже, никто не собирается. Семь миллионов рублей потрачено на концепцию, в то время как в посёлке нет нормального детского сада. Дети ходят в древний, сырой, с двухъярусными кроватями, – охладил творческую атмосферу Борис Яремко.

Он высказал предположение, что инвестор может закрыть территорию парка, поменять целевое назначение земли и строить, что захочет.

– Как вы собираетесь расширить набережную до 20-ти метров, – двигать дом Волошина? Какие экспонаты выставите в музее Коктебеля? Что это вообще за музей? Отдайте Дому Волошина Дом матери. Он построен раньше, там всё можно восстановить. В посёлке нет канализации, нет очистных. Считаю проект неприемлемым, пока не решены главные вопросы, – тоже под аплодисменты произнёс Борис Константинович.

Через час, на "круглом столе", он призвал всех спуститься с небес на землю и адресовал общественность к проблемам всеми забытого села Наниково, которое раньше относилось к Коктебелю.

Коротко выступив на "круглом столе", министр Андрей Мельников и генеральный директор Корпорации развития Крыма Олег Морозов уехали в Симферополь. А общественные лидеры продолжали рассказывать самим себе и авторам концепции всю правду о Коктебеле. Сегодня в СМИ пытаются представить коктебельцев ретроградами, не желающими перемен.

– Это ложь, мы – не против изменений. Все, кто здесь живут, прекрасно понимают, что посёлок нужно менять, – выразил общую мысль блогер Александр Горный.

Вот только видение новшеств у "своих" и "чужих" разное. Судя по настроениям коктебельцев, усыпить их бдительность, называя маленький посёлок культурной столицей российского масштаба и призывая его отделиться от Феодосии, не получится. Они крайне обеспокоены судьбой семей, живущих на территории Литфонда, всего малого и среднего бизнеса Коктебеля. По их убеждению, предполагаемая перекройка среды в районе набережной лишит многих куска хлеба. Коктебельцы заявили, что на днях создают отделение союза предпринимателей и будут бороться за свои права.

voloshinskij sentjabr midliteraturnyj festivalvoloshinskij konkursvoloshinskij premija midhudozhestvennyj plenjer

Нет аккаунта? Зарегистрируйтесь!

Войдите в свой аккаунт