Когда Макс полдневными походами рассказывал мне о земле, по которой мы идем, мне казалось, что рядом со мной идет – даже не Геродот, ибо Геродот рассказывал по слухам, шедший же рядом повествовал, как свой о своем.

Марина Цветаева. Живое о живом

В одно русло дождями сметены и грубые обжиги неолита…В нынешнем году культурная общественность будет отмечать особую дату – 125-летие волошинской Киммерии. В Доме-музее М.А.Волошина открылась выставка, посвященная этому знаменательному событию. В 1893 г. «отроком строгим» вместе с матерью Еленой Оттобальдовной он приезжает в Крым и навсегда поселяется в Коктебеле, в одном из самых пленительных уголков Восточного Крыма. Волошин-художник (как и Волошин-поэт), родившийся в Киеве и проведший детство в Москве, тем не менее, начинается с Коктебеля. «Эти пределы» стали для него «родиной духа», местом ярчайших эмоциональных, интеллектуальных и нравственных переживаний. Эмоциональное единство истории и природы является основой творчества Волошина. Он смотрит на эту землю сквозь призму мифологии, античности. Отсюда, из глубокой древности, почерпнул он и поэтическое название этого уголка Крыма – Киммерия. Самим названием поэт подчеркивает неразрывную связь этой земли с античной историей. Для Волошина Киммерия была не только прекрасным краем, но и местом, родственным природе Греции. Уже в цикле стихов «Киммерийские сумерки», если бы читатель не знал, что речь идет о Крыме, то легко бы принял поэтические зарисовки за описание классического греческого пейзажа. Волошинская Киммерия – это сам поэт, его душа и творчество.

Общий вид выставки

Масляная живопись

Масляная живопись

Говоря о слитности Волошина с Коктебелем, волошиновед Сергей Пинаев пишет: «Волошин и Коктебель – единое целое. Киммерия создала поэта. Поэт воссоздавал Киммерию в своем творчестве и слился с ней настолько, что даже в самой ее природе запечатлел собственный образ <…> У такой земли есть свое законченное, почти человеческое лицо. В ней есть великий пафос и трагический жест, неведомый угрюмым и простым пустыням севера».

Венцом духовного и физического творения Волошина стал его коктебельский Дом Поэта, олицетворяющий свободу творчества, гармонию, раскованность духа. Здесь побывали почти все из тех, чьи имена составили славу и гордость той эпохи, здесь творились многие «встречи и судьбы», здесь появились произведения, без которых сегодня трудно представить русскую литературу. И если поэтическое творчество Волошина выходит далеко за рамки киммерийской тематики, то его акварельная живопись в своем большинстве питается именно коктебельскими (читай киммерийскими) корнями.

Коричневые скалы. Темперная живопись Волошина.

Коричневые скалы. Темперная живопись Волошина.

В художественном наследии поэта имеются прекрасные французские и испанские циклы, он пробовал себя в технике темперы, гуаши, масла, туши, но, «…художник и поэт в нем равносильны и, во всяком случае, конгениальны», что являет «исключительный пример совершенного созвучия изображения и текста», как писал искусствовед Э. Голлербах.

Миниатюры Волошина

Миниатюры Волошина

Для тех, кто хорошо знаком не только с творчеством художника, но и с окрестностями коктебельских предгорий, заливов, холмов, очевидно, что пейзажи Мастера вполне узнаваемы и даже конкретны. Они реалистичны в лучшем понимании этого слова и часто указывают на конкретный топоним (Арматлук, Святая гора, Топрак-Кая, Карадаг, Меганом, Эким-Чек).

С другой стороны, акварели Волошина – это философские произведения, несущие в себе дыхание истории, наполненное библейскими и античными реминисценциями. Это философские раздумья художника, запечатленные в красках и стихах.

Здесь был священный лес. Божественный гонец
Ногой крылатою касался сих прогалин.
На месте городов ни камней, ни развалин.
По склонам бронзовым ползут стада овец.

Безлесны скаты гор. Зубчатый их венец
В зелёных сумерках таинственно печален.
Чьей древнею тоской мой вещий дух ужален?
Кто знает путь богов — начало и конец?

Размытых осыпей, как прежде, звонки щебни,
И море древнее, вздымая тяжко гребни,
Кипит по отмелям гудящих берегов.

И ночи звёздные в слезах проходят мимо,
И лики тёмные отвергнутых богов
Глядят и требуют, зовут… неотвратимо.

Мифологичность Киммерии – в ее уникальности как арены «борьбы племен и смены поколений», ее всевременности и «мрачном гении» исторических катаклизмов и общественных потрясений, ее неразрывности с внутренним миром поэта.

Доселе грезят берега мои
Смоленые ахейские ладьи,
И мертвых кличет голос Одиссея,
И киммерийская глухая мгла
На всех путях и долах залегла,
Провалами беспамятства чернея.

«Поэтом-живописцем и ваятелем, поэтом-созерцателем» характеризует Волошина в очерке-эпитафии «Живое о живом» Марина Цветаева. По Волошину история человека начинается «не во вчерашнем каменном веке, а за миллионы миллионов лет, там, где земля оторвалась от солнца, осиротела <…> Каждой частицей своего телесного состава он словно помнит великие межзвездные дороги. Человек – «путник по вселенной» (Е. Герцык).

Отроком строгим бродил я
По терпким долинам
Киммерии печальной,
И дух мой незрячий
Томился
Тоскою древней земли.
В сумерках, в складках
Глубоких заливов,
Ждал я призыва и знака,
И раз пред рассветом,
Встречая восход Ориона,
Я понял
Ужас ослепшей планеты,
Сыновность свою и сиротство...

Обовью я чобром, мятой и полынью седой чело…

Авторы предлагаемой выставки стремились наиболее полно и емко отразить художественное творчество Волошина разных лет. В экспозиции представлены как ранние, так и зрелые работы художника середины 20-х годов прошлого века и, конечно же, акварели, написанные в последние годы жизни (1930-1932 гг.). Таким образом, зрители сами могут судить об этапах развития, становления и совершенствования Волошина-творца, о том, как постепенно менялось цветовое наполнение акварелей. Волошин использовал различные технические приемы, увлекался разными течениями в искусстве, пока не пришел к своему стилю, где цвет – основа для выражения мироощущения художника. Изучая техники французских импрессионистов и постимпрессионистов (Гоген, Ван Гог, Сезанн), Максимилиан Волошин приходит к выбору цвета, ориентированного не на внешнее сходство, а на выражение его скрытой, глубинной сути. Как известно, любимым французским художником Волошина был Одилон Редон, в работах которого, по словам поэта, «вечность шепчет свои воспоминания». На раннем этапе творчества Волошин использует темные коричневато-охристые тона (что особенно характерно и для его темпер), выражающие специфические оттенки киммерийского ландшафта, а также – лилово-синие, придающие им загадочный, несколько сумрачный облик. Затем, от этюда к этюду, в них появляется прозрачность, воздушность, четкость контура, свойственная его зрелым работам. Здесь уже доминирует неповторимая волошинская палитра в палевых, жемчужных, серебристо-перламутровых тонах.

Фрагмент экспозиции. Западная стена

fragment ekspozicii 735 490

Фрагмент экспозиции

Каждая акварель Волошина несет в себе частицу света, мудрости и любви, то, что на языке поэзии он называет «лучшим из наваждений земли». Создавая их ежедневно на протяжении многих лет, художник размышляет о соотношении четырех стихий: Земли, Воды, Воздуха и Огня. Каждой из стихий соответствует определенный цвет. Красный (рдяный) – земля, глина, плоть; синий, лазурный – воздух, мысль, дух; желтый, оранжевый – солнце, свет, волю; сочетание красного с синим (лиловый) – «чувство тайны», «цвет молитвы». Стихии в акварелях Волошина – море, холмы, небо, облака – светопроницаемы и светоносны…(«Коктебель», «Утреннее», «Послеполуденная мгла», «Ореолы облаков», «Пустынные берега», «Шторм у Топрак-Кая»). Как пишет он сам: «Главной темой моих акварелей является изображение воздуха, света, воды, расположение их резонированным и резонирующим планам».

Работы Волошина в кубистической манере

Работы Волошина в кубистической манере.

Показ акварелей художника сопровождается поэтическими строками его стихов, что еще более усиливает эмоциональную выразительность экспозиции. В тонких акварелях, похожих на строгие и точные стихи, и в стихах, следующих всем канонам изобразительного искусства, Волошин отразил и преобразил суровый киммерийский пейзаж. Мастер вдохнул в него столько любви и благоговения, что этот уголок Крыма, «земля утерянных богов», стала культурной Меккой для многих поколений творческих людей, неотъемлемой частью русской поэтической и художественной культуры.

Презентация выставки И снова человеческий поток сквозь дверь ее течет, не иссякая...

И снова человеческий поток сквозь дверь ее течет, не иссякая...

оценок пока нет...
voloshinskij sentjabr midliteraturnyj festivalvoloshinskij konkursvoloshinskij premija midhudozhestvennyj plenjer
Нет аккаунта? Зарегистрируйтесь!

Войдите в свой аккаунт