Фрагмент выставки «Твоей тоской душа томима, земля утерянных богов…»В Доме Поэта 23 апреля открылась новая выставка художественных работ М.А.Волошина «Твоей тоской душа томима, земля утерянных богов!». В залах литературной экспозиции на первом этаже представлены его работы разных периодов творчества, объединенные одной темой – Киммерия.

Очерки башен, колонн и развалин / на окоёме померкшей земли… (1928 г.)В закатный час мы плыли мимо однообразных берегов… (1929г.)

Киммерией М.А.Волошин называл восточную область Крыма от древнего Сурожа (Судака) до Босфора Киммерийского (Керченского пролива). Свой путь профессионального художника М.А.Волошин начал в Париже, когда ему было 24 года. Он работал в разных техниках, посещал художественные студии, тщательно работал в Национальной Парижской Библиотеке, где имелась большая коллекция японской печатной книги. Работал маслом, писал гуашью и темперой.

Тонкий свет серебряной луны / в простыне не выявленной ночи… (1928г.)

Большое влияние на его формирование оказали японские гравюры, которые Волошин покупал в Париже. Это привело к увлечению японским искусством. Его принципы (традиционализм, связь с природой, каллиграфия, синэргия живописи и поэзии) нашли отражение в художественном творчестве М.А.Волошина. С 1914 года он обращается к акварели, стремится выработать творческий метод, универсально включающий эстетический опыт Запада и Востока.

Испания. Пейзаж с кипарисами. (Б. д.)

Главной темой своих акварелей М.А. Волошин называл воздух, свет и воду. Работы были для него художественным дневником, в котором он создавал музыкально-красочные композицией на тему киммерийского пейзажа. «Это страна, по которой я гуляю ежедневно, видимая естественно сквозь призму Киммерии, которую я знаю наизусть и за изменением лица которой я слежу ежедневно».

Большинство экспонируемых на выставке работ выполнены акварелью, представляют киммерийские пейзажи в разный период года и время суток. Акварель «В закатный час мы плыли мимо однообразных берегов...» (1929) – созвучна его одноименному стихотворению из поэтического цикла: «Киммерийская весна»:

Твоей тоской душа томима,
Земля утерянных богов!
Дул свежий ветр… Мы плыли мимо
Однообразных берегов. (1912)

Волошин создает пейзаж волнующегося серого моря, на горизонте вдали очертание знакомых ему скал и мысов, а над землей белое солнце в окружении жёлтого ореола и лёгких голубых и сиреневых облаков.

Вид на Сюрю-Кая. (Б. д.)

В работах Волошина встает образ древней Киммерии. В своих акварелях «Видение старины» (1929) и «Очерки башен, колонн и развалин / На окоеме померкшей земли...» (1928) на фоне неба вырисовываются силуэты древних башен и храмов. Земля в его акварелях живет в легендарной, исторической эпохе, а образ неба передает течение времени, сиюминутную жизнь различных состояний дня.

Розовый день. (1924 г.)

Изобразить землю – значит раскрыть ее историю и легенды. Поэтому и земля в его работах обнажена.  Цветаева очень верно почувствовала земное и вечное, как праматерь, начало в творчестве М. Волошина. «Творчество Волошина — плотное, весомое, почти что творчество самой материи, с силами, не нисходящими свыше, а подаваемыми той — мало насквозь прогретой, — сожженной, сухой, как кремень, землей…». Земля – то округлая, податливая глина и песок (Янышары), то твердый камень – сердолик, яшма, острые выступа скал (Кара-Даг) – в акварелях Волошина выражает особую поэтику камня. Многие его акварели по цветовой и линейной композиции напоминают нерукотворные пейзажи, угадываемые в коктебельских яшмах. Пейзаж в камне напоминает акварель «Розовый день» (1924) с нежным розово-голубым колоритом небесного свода и сине-зеленой поверхностью моря. Разные оттенки охры соседствуют с серовато-дымчатыми и зелено-голубыми тонами. Линии, передающие абрис скал и холмов, конфигурацию облаков и изрезанность берега, подобны трещинам и прожилками в каменной породе. Характер линии и штриха глубоко сообразен то с мягкой округлостью холмов, то с резкой угловатостью Кара-Дага.

Достаточно часто Волошин обращается к лунному пейзажу. Он любил писать подлунный мир, луной озаренную землю. Мотив любования луной в классическом искусстве Китая и Японии, как в поэзии, так и живописи, вырос до значения священного. Художник видит Коктебель почти в «космической» беспредельности.

Мы часто встречаем в его акварельных листах и ничем не затемнённый солнечный диск, и солнце сквозь разнообразный облачный покров. И если земля в его акварелях живет непрерывно, простирая в легендарном, или историческом времени, то ему всегда удается передать живую жизнь неба каждого времени дня.

Презентация выставки «Твоей тоской душа томима, земля утерянных богов…»

В своем творчестве М.А.Волошин объединил поэзию и живопись. Живопись для него становится «поэзией без слов». На выставке можно увидеть работы последних лет (1928 -1930 гг.) с поэтическими двустишиями «Солнце-паук», «Море глухо шумит», «Раскаленное солнце», «Очерки башен, колонн и развалин / На окоеме померкшей земли...», «Привычных глазу очертаний / Свето-воздушная игра».

Море глухо шумит, развивая древнiе свитки

Вдоль по пустынным пескамъ... (Море глухо шумит, 1930)

Вся жизнь Волошина в Коктебеле была в единении с природой. Он создает в Коктебеле свой стиль жизни, во многом сходный с японским средневековым стилем жизни фэнлю («ветер и поток»), чему способствовало его увлечение японским искусством. Словно «классические японцы» Волошин слышит ритмы живой природы, а структура гор и движение волн рождают ритм и структуру его стихов и живописи:

Сосредоточенность и теснота 
Зубчатых скал, а рядом широта 
Степных равнин и мреющие дали
Стиху — разбег, а мысли — меру дали.

5 из 5 на основании 1 оценок
voloshinskij sentjabr midliteraturnyj festivalvoloshinskij konkursvoloshinskij premija midhudozhestvennyj plenjer
Нет аккаунта? Зарегистрируйтесь!

Войдите в свой аккаунт