"Надо только сжать зубы и сражаться до последнего вздоха" К. Г. Паустовский "Крымская весна"

К. Г. Паустовский на Южном фронте. 1941 г.

В этом году отмечаем 71-ю годовщину со дня Победы, с того дня, как алое советское знамя гордо поднялось над рейхстагом в знак победы всего советского народа над фашистской Германией. Вместе с весной пришла долгожданная Победа. Со слезами на глазах встречаем мы этот день. Как мало осталось тех, кто воевал за Родину, за мирное небо над головой. Но память всегда должна оставаться связью между поколениями.
         
Как и многие другие писатели, Константин Георгиевич Паустовский также участвовал в самой кровопролитной из войн. К началу Великой Отечественной войны Константин Паустовский был известным писателем, кавалером ордена Трудового Красного Знамени (1939г.). Во время Великой Отечественной войны Константин Паустовский был военным корреспондентом на Южном фронте и изъездил множество мест на передовой.
         
"Летом 1941 года мы лежали в степи около Тирасполя и смотрели… как прямо на нас низко шли немецкие бомбардировщики… Весь день облака гудели низким многомоторным ревом… Провыли бомбы, ахнула земля, загрохотали пыльные разрывы, и горячий осколок ударил рядом в землю. Он отливал мертвой синевой, и его колючая сталь казалась мне самым точным выражением немецкой злобы и подлости. Осколок лежал на земле рядом с каким-то незнакомым мне простым цветком, - разве можно знать названия всех цветов, растущих на наших полях… Я потрогал стебелек, подумал: "Вот две жизни. Осколок – война, а цветок – это далекая сейчас для нас всех мирная жизнь, ради нее мы сражаемся, и ее мы носим в сердце… Надо только сжать зубы и сражаться до последнего вздоха" (К. Г. Паустовский "Крымская весна").
           
Летом 1941 года, ведя ожесточенные бои, красная армия отступает. В письме к жене от 1 июля 1941 г. Паустовский отмечает: "…после войны 1914 года мне казалось, что я забыл фронтовую жизнь, но, очевидно, старый опыт сказывается – я очень легко и уверенно разбираюсь в обстановке – очень сложной, очень спокоен и все точно взвешиваю".

Около двух месяцев писатель пробыл на фронте: "…Полтора месяца я пробыл на Южном фронте, почти все время, не считая трех-четырех дней, на линии огня. Из москвичей видел Михалкова и Бориса Горбатова, в Одессе видел Олешу. Был на суше и на море", -  из письма Рувиму Фраерману от 9 октября 1941 года.

Из воспоминания Николая Николаевича Кружкова о Константине Паустовском: "Его появление в коллективе газеты "Во славу Родины" как-то неприметно и вместе с тем совершено явственно повысило тонус редакционной жизни. Невозможно было писать плохо или даже средне: требовалось писать хорошо, по мере своих сил и возможностей, разумеется… Даже наша тогдашняя зеленая молодежь – лихие, беззаботные политруки, целыми неделями пропадавшие на переднем крае, и те невольно подтянулись: и когда возвращались в редакцию, садились за стол и тщательно писали на длинных листах газетного "срыва" - диктовать машинисткам "с ходу" стало считаться неприличным".

Константин Георгиевич Паустовский часто выезжал на передовые позиции. Газета "Во славу Родины" опубликовала на своих страницах три очерка Константина Паустовского – "Рассказ бойца Петренко, "Боец Садыков" и "Разведчик Волков". С большим уважением относились к Константину Паустовскому и командиры, и простые солдаты. Умели ценить его за теплые слова о людях на войне и интеллигентную простоту.
     
В очерке "Жизнь" Константин Паустовский передает собственное впечатления о налете фашистской авиации: "…Земля была пересохшая, жаркая. В небе стояли серые облака. Я никак не мог избавится от навязчивой мысли, что облака эти покрыты густой пылью, вздымавшейся с земли, от развороченных войной дорог".

К концу лета 1941 года Константина Паустовского отозвали в Москву, по словам писателя "ввиду моего "преклонного возраста", для работы в аппарате ТАСС. В октябре 1941 г. Паустовские перебрались в Казахстан, в Алма-Ату, где звестный казахский писатель М. О. Ауэзов уступил им одну комнату. Тревожную атмосферу того времени, в которой жили в Алма-Ате Константин Георгиевич и другие эвакуированные, передал в своих воспоминаниях:

"Чарующая природа Притяньшанья была так близко, вот здесь, но была она и далека — вне нас. Близким было только то, что отстояло от нас на десяток тысяч километров, — Москва, Украина, фронт. Этим мы и жили" Он много работает – в Советском Информбюро, для кино и театра пишет пьесы и сценарии, статьи для газет, начал работу над романом "Дым Отечества".

Под фронтовыми впечатлениями были написаны очерки "В прифронтовом совхозе", рассказы "Путешествие на старом верблюде", "Английская бритва" и другие. В письме от 8 мая 1942 года пишет своему другу, писателя Рувиму Фраерману: "Я много работаю. Написал семь рассказов, два сценария, сейчас пишу пьесу для МХАТа. Работать трудно – быстро устаю, стал "плох здоровьем". Только работой спасаюсь от тревоги, от постоянных мыслей о всем, что происходит".

В 1943 году семья Паустовского возвращается в Москву.  Константин Паустовский тяжело переживает время, прожитое в эвакуации. Для него оно стало необычайно трудным, не только из-за подорванного здоровья и большого объема работы, но и из-за переживаний за Родину, близких ему людей: "Все живем только надеждой и ожиданием. Фраерман – на фронте. Роскин попал в окружение. Гайдар пропал без вести. Все же я до сих пор надеюсь, что они уцелеют". Константин Паустовский был человеком совести, чести, правды и справедливости: "Я пишу сердцем, но мое сердце принадлежит людям".

Ряд очерков и статей были написаны Паустовским сразу после освобождения Родины от немецко-фашистских захватчиков, в том числе, после освобождения Крыма в 1944 году, очерк "Крымская весна".

"Наша армия вошла в Крым. Взят Джанкой. Взята Керчь. Над головами наших бойцов уже пылает в эти ночи низкое звездное небо Тавриды. Оно всегда встречало нас, северян, за Чонгаром, за Сивашом, в Джанкое и заставляло радостно биться сердца от сознания, что через несколько часов откроется перед глазами великолепная путаница синих севастопольских бухт, кораблей, желтых портиков, цветущего миндаля и блеснет в глаза родное Черное море – одно из прекраснейших морей на земле…

Немцы осквернили священную землю Крыма. Но мы знали, что освободим Крым, наш Крым, где в синеве и блеске тонут обрывистые мысы и море подносит к их подножию палую листву…

Крым весь овеян до последнего камня на дороге великими воспоминаниями. Здесь, в Гурзуфе, жил Пушкин. О Крыме он писал гениальные строки: "Редеет облаков летучая гряда". В Крыму Лев Толстой написал свои первые рассказы о замечательном русском солдате. Защищая Крым, погибли великие "матросские адмиралы" Нахимов и Корнилов. В Крыму началось восстание на "Потемкине", в Крыму боролся лейтенант Шмидт, и Чехов писал в своем белом доме на Аутке изумительные рассказы. Красная Армия брала Перекоп…

Наша армия вошла в Крым. Скоро весь полуостров, весь блистательный разворот его берегов от Керчи до Севастополя будет очищен от наглых и черных фашистских банд. Тяжелые залпы салютов прокатятся над столицей и уйдут в подмосковные леса, возвещая освобождение Феодосии, Судака, Ялты, Алупки, Балаклавы, Симферополя, Севастополя – всего Крыма…

Мы приветствуем освободителей Крыма. Мы гордимся ими. Мы завидуем им. Они первые ступили на крымскую землю. Им выпала на долю великая честь, великая слава и великая радость увидеть первыми крымскую весну, весну освобождения – туманный и свежий крымский апрель, когда весь Крым цветет, выбрасывает ежеминутно миллиарды листьев, побегов, цветущих венчиков. И перед этим весенним цветением освобожденной земли бойцы, выйдя к Черному морю, глядя на него, невольно снимут каски и вздохнут все грудью: "Благословенные места! Теперь они навеки наши!"

вИНЬЕТКА

1а      2а      3а

4а      5а

6а      7а

8а     9а

10а     11а

12а

13а

Без имени 5

Нет аккаунта? Зарегистрируйтесь!

Войдите в свой аккаунт