Статья опубликована в издании "Литературная газета + Курьер культуры: Крым - Севастополь", № 16, 24-13 сентября 2012 г.

22 августа этого года (2012, прим. ред.) исполнится 100 лет со дня рождения удивительного человека - Андрея Борисовича Трухачёва, сына писательницы Анастасии Ивановны Цветаевой. Он принадлежал к славному роду Цветаевых: его дед, учёный-филолог с европейским именем, Иван Владимирович, создал музей изобразительных искусств в Москве; его тётя, Марина Ивановна, подарила миру свои стихи; его мама, Анастасия Ивановна, - блестящую мемуарную прозу. Андрей Борисович не был ни учёным, ни поэтом, ни писателем. Но он был личностью, человеком, которого не сломили сталинские лагеря и ссылки, который не утратил чувства собственного достоинства и смог через все невзгоды и испытания пронести веру в людей и желание сделать этот мир прекрасным.

Зимой 1911 года на катке юная Анастасия Цветаева познакомилась со своим будущим мужем Борисом Трухачёвым.

Башлык откинула на плечи:
Смешно кататься в башлыке!
Смеётся, - разве на катке
Бывают роковые встречи?...

Эти строки написаны Мариной Цветаевой.

В 1912 году, после Пасхи они обвенчались. В этом же году, 9 августа (по новому стилю 22 августа), в Москве у неё родился сын Андрей. По воспоминаниям Анастасии Ивановны, беременность протекала сложно (будущей маме не исполнилось и восемнадцати лет). Врачи опасались за её жизнь, советовали ей избавиться от ребёнка… Но она даже мысли такой не допускала: "Мой материнский инстинкт и в девическом семнадцатилетнем теле говорил мне - нет".

Раннее детство Андрюши было безоблачным и безмятежным (имение Трухачёвых Ярцевка в Воронежской губернии, няньки и кормилицы). Пройдёт чуть больше года после рождения сына, и Анастасия Цветаева расстанется с Борисом Трухачёвым. И снова строки Марины Цветаевой:

Поникли узенькие плечи
Её, что мчалась налегке.
Ошиблась, Ася: на катке
Бывают роковые встречи!

Вероятно, слишком молоды были они, не опытны. Их юношеская любовь, вспыхнувшая на льду одного из московских катков, оставила после себя миллионы осколков, которые подчас больно вонзались в сердце, заставляя Анастасию снова и снова задумываться о том, как быстро всё произошло. Романтическая влюблённость прошла, уступив место растерянности и досаде. Но расстались они достойно: сцен, упрёков, рыданий не было. Более того, продолжали общаться… Через год Борис встретился с женщиной, которая стала его второй женой, это была Мария Ивановна Кузнецова-Гринёва, актриса, с которой Анастасия подружилась и даже стала крёстной матерью её и Бориса дочери. Сын Андрей, конечно, остался с матерью.

В октябре 1913 года, после смерти отца, Ивана Владимировича Цветаева, Анастасия приехала в Феодосию с маленьким Андрюшей Трухачёвым. В Феодосии жила в это время и Марина с семьёй. Дом, который она выбрала, приютился на склоне горы Тепе-Оба, на бывшей Анненской улице (ныне это улица Шмидта, 14). Анастасия Цветаева жила недалеко от Марины, в угловом доме по ул. Военной и Бульварной (ныне ул. Коробкова, 13). В нашем городе сёстры прожили с октября 1913 до июня 1914. Когда Андрюше было около четырёх лет, у Анастасии Ивановны, бывшей к тому времени в гражданском браке с Маврикием Александровичем Минцем, инженером, родился второй сын – Алёша. Андрюша трогательно, с большой любовью относился к младшему брату.

Казалось бы всё наладилось, жизнь шла своим чередом. Но 1917 год принёс страшные события. Из автобиографического романа А. И. Цветаевой "Amor": "Еще нет младшему года, когда в девять дней от гнойного аппендицита – ошибка врачей – умирает Маврикий. Я стою на Дорогомиловском кладбище, не в силах что-либо понять… А через шесть недель в Крыму – умирает в пять дней наш сын, начавший ходить, говорить, так на отца похожий! Я остаюсь в двадцать два года одна… В Бога, в иную жизнь я не верила. Здесь же – потерян смысл. Рот закрыт для общения с людьми".

Как только младший сын, Алёша, заболел дизентерией (именно от этого заболевания он и скончался), Анастасия Ивановна передала старшего сына на попечение соседке. Но это не помогло – инфекция настигла и его… После смерти младшего, Алёши, убитая горем мать послала телеграмму Андрюшиному отцу: "Алёша скончался, Андрюша заболел". Борис Трухачёв приехал из Москвы в Коктебель, где к тому времени была Анастасия с сыном. Вместе с первым мужем Анастасия Ивановна перевезла Андрюшу в Феодосию, вызвали врача.

Болезнь долго не отступала. Когда Андрюша выздоровел, Борис вернулся в Москву. А Анастасии Ивановне Бог послал помощь - дружбу с помещичьей семьёй, и она с сыном переехала к ним, в их имение под Феодосией, где они и прожили некоторое время. Потом была жизнь в Коктебеле, Судаке, Старом Крыму. В Крыму бушевала гражданская война, всюду разруха и голод. Для матери с сыном началось время испытаний. Для Андрюши - раннего взросления.

Волею судеб случилось так, что Борис Трухачёв, отец Андрюши, со своей новой семьёй оказался в Феодосии, затем в Старом Крыму, где его настиг тиф. В Старом Крыму тогда находилась и Анастасия Ивановна с сыном. Стремясь вымолить у Бога спасение для Бориса, отца Андрюши, от этой страшной болезни, Анастасия Ивановна на коленях прошла от дома, где лежал больной Борис до церкви… Из автобиографического романа А. И. Цветаевой "Amor", где Борис Трухачёв назван Глебом, а сама Анастасия Цветаева - Никой : "Когда она подползла к церкви, народ расступился … Вставая, … еле разогнула ноги в коленях, и тяжёлая, в жидкой грязи юбка облепила её… Затем она попросила оставить Глебу жизнь. Глеб умер на другой день, 5 февраля 1919 года. Умер тихо, не дожив до кризиса...".

И снова в Феодосии. В нашем городе Анастасия Ивановна, чтобы как-то прокормить себя и сына, работала в Наробразе, в библиотеке. В 1921 году ей с ребёнком удалось вернуться в Москву.

В столице жизнь тоже была нелёгкой. Маленький Андрюша, рано повзрослевший, всё понимал, более того, старался стать опорой и защитником для мамы. В своей книге "Воспоминания" Анастасия Ивановна описывает эпизод, когда она с сыном ехала в одном из только что появившихся в Москве трамваев, и одна из дам, оскорблённая тем, что мальчик случайно слегка тронул, а "..может быть и не тронул, а только мог тронуть, двинувшись (её) пальто…", разразилась потоком брани и замахнулась на мальчка своим зонтиком. Анастасия Ивановна вступилась за сына и тут же получила поток грубых выражениий в ответ. И тогда, совершенно неожиданно для всех, кто ехал в трамвае, девятилетний Андрюша грудью стал на защиту мамы: "…мой девятилетний сын, мальчик в старом пальтишке и башлыке, закричал громче дамы, … сверкая на неё трухачёвскими, цветаевскими глазами: "Как ты смеешь так говорить с моей матерью?! – гремел на весь трамвай его задохнувшийся голос. – Да знаешь ты, кто она? – и он кричал и кричал, и дамин ор стих – она, как и весь трамвай, как-то ахнула от неожиданности…".

В Москве, как и в Крыму времён гражданской войны, Анастасии Ивановне пришлось напряжённо работать, чтобы прокормить сына, но удавалось это далеко не всегда. Из автобиографического романа А. И. Цветаевой "Amor", где Андрей Трухачёв изображён под именем Серёжа "…Но бывали безысходные часы. Сына пришлось из-за нужды отдать в школу физического воспитания, интернат. Там хорошо (нет, не то слово, кто мог "хорошо кормить" в то время!), там кормили. Дома же было нечего есть. На работе выдавали фунтики крупы, несколько пар селёдок, спички, иногда –макароны. Хлеба кусок, как образочек. А мальчику нужно было расти - и учиться. Разлука и слёзы. Она ездила к сыну в редкие дни свиданий… ".

В 14 лет Анастасия Ивановна забрала сына из интерната.

В 1927 году Анастасия Ивановна Цветаева по приглашению Максима Горького ездила к нему в Италию. Она взяла отпуск в Музее изобразительных искусств, где в то время работала в библиотеке. Андрюшу она на это время оставила своей близкой подруге, второй жене Бориса Трухачёва Марии Ивановне Кузнецовой-Гринёвой. Максим Горький прислал Андрею Трухачёву свою книгу "Детство", а Андрей тоже приготовил писателю подарок – вышивку цветными шёлковыми нитками. Драгоценный этот подарок много лет спустя Анастасии Ивановне Цветаевой показывали в музее Горького. Каждое лето с 1929 по 1934 год Анастасия Ивановна с сыном ездила в усадьбу своей приятельницы, Елены Александровны Эртель, в Эртелевку Воронежской губернии, где Еленой Александровной был открыт пансионат.

В 1937 году Андрей Трухачёв окончил Московский Архитектурный институт. В интервью корреспонденту газеты "Правда Украины" Марии Разик (материал был опубликован 15 апреля 1993 годы). Андрей Борисович сказал о том, что после окончания института началась практика: "Правда на практику я "поехал" не сам… Меня увезли как "врага народа" на великие стойки страны. За что? Поверьте, до сих пор не знаю. Забрали внезапно, заставили подписать документ, а затем без суда и следствия определили срок".

Арестовали Трухачёва в один день с Анастасией Ивановной, 2 сентября 1937 года. Анастасия Ивановна и Андрей были на даче в Тарусе. Молодой человек с девушкой, своей невестой, ничего не подозревая, гулял по окрестностям города, любовался красотами, но, вернувшись со своей спутницей домой, застал жуткую картину: незнакомые люди хозяйничали в комнатах. Анастасия Ивановна сидела на стуле, она была напряжена, в глазах застыла тревога. Её попытка заговорить с сыном была резко оборвана одним из непрошенных гостей…

В. В. Соловьёв, инженер, изобретатель, знаток дворянских усадеб, записал ряд воспоминаний А. Б. Трухачёва на плёнку, им же были написаны "Воспоминания о встречах с А. И. Цветаевой и её сыном А. Б. Трухачёвым". Вот отрывок, воспроизводящий рассказ Андрея Трухачёва об аресте: "Мама попыталась что-то сказать, но старший из энкавэдешников … грубо рявкнул на маму: "Молчать! Переговариваться запрещено! Кто эти люди?" Мама, опешившая, никогда в жизни не солгавшая, произнесла: "Это мой сын!" "Так, - произнёс … тип в шляпе, - значит, сынок к маме пожаловал! А на него почему-то ордера нету, ну это мы сейчас исправим. Лифшиц, даю тебе полчаса, чтобы ордер был здесь!" Трудно описать, что стало с Анастасией Ивановной, когда она поняла, что невольно стала причиной ареста сына…

Энкавэдешник на этом не остановился: "А кто эта девица?" И здесь мама, видимо, впервые в жизни произнесла ложь во спасение человека: "Эту девушку я вижу впервые!" Девушку отпустили, а для Анастасии Ивановны и Андрея Борисовича началась тяжелейшая жизненная полоса…

Приговор: десять лет по статье 110 – контрреволюционная пропаганда. Он был отправлен в Карелию, на лесоповал. Через шесть месяцев пешком погнали в Архангельскую область, дошли далеко не все… Место было сырое, гиблое. Болезни косили людей сотнями. Спас случай: тяжело- больной старик-заключённый, смекнув, что перед ним грамотный молодой человек, обратился с предложением "Сынок, … попробуй сделать, что я скажу. Ты ведь грамотный, сможешь, начальство тебя послушает. Я понял, что армия наша в беде. Даже ложек не хватает. А я ведь умею делать ложки из берёзы, а её здесь много. Разрешили бы только… Попробуй. Может и сам спасёшься и людей спасёшь!" Разрешение, к удивлению, было получено: армии ложки были нужны…. По стариковской технологии наладили их изготовление, а в лагерь стали доставлять продукты питания, спасшие жизнь многим заключённым.

Узнав, что Андрей Борисович архитектор, начальник лагеря предложил отремонтировать его дом, да не просто, а так, чтоб был настоящий дворец. В распоряжение Трухачёва были выделены люди, и каждую ночь работа в доме кипела. Вероятно, результат поразил хозяина. В знак благодарности за преображение собственного дома статья 110, по которой был осуждён Андрей Борисович, превратилась в 114 - бытовое преступление… Андрею Трухачёву стали доверять строительство разных объектов, перевели на Урал.

Затем, после окончания срока, он работал в военстрое, там встретился с Ниной Андреевной Зелениной, женился. Когда Анастасия Ивановна после освобождения приехала к ним в поселок Печаткино под Вологдой в 1947 году, Нина Андреевна была беременна. Родилась первая внучка Рита. Имя ей дала бабушка. Через год и четыре месяца, в 1949 году, Анастасию Ивановну Цветаеву арестовали третий раз и после пяти пересыльных тюрем отправили на вечное поселение в Сибирь (деревня Пихтовка Новосибирской области).

Андрей Борисович с семьёй переехал на Урал, где он, как пишет в своей книге А. И. Цветаева "Памятник сыну" "…принял предложение выполнить план деревообделочной фабрики, семью до него инженерами не выполненный, и выполнил (но с двумя нарушениями – брал рабочих не по казённой цене (перерасход) и на 3 суток ввёл ночные смены на электростанции (превышение власти)… На вечере в "честь выполнения плана" играли туш в его честь, а через три дня арестовали…". Ещё около четырёх лет заключения… И только в 1956 году Андрей Борисович смог вернуться в семью. В 1957 родилась его вторая дочь Ольга, на 10 лет моложе своей сестры, Маргариты.

После освобождения недолго жил в Башкирии, а потом – Павлодар на целых 18 лет. В этом городе Андрей Борисович работал фининспектором строительства. На пенсию вышел в 63 года и после долгих хлопот получил квартиру и прописку в Москве в 1975 году. Кроме этого приобрёл огородный участок в Балабанове, Калужской области, где своими руками построил маленький домик. Каждое лето проводил с семьёй там, сняв урожай с огорода осенью, возвращались в Москву.

Уже в преклонные годы А. Б. Трухачёв решил создать театр. На вопрос корреспондента уже упомянутой газеты "Правда Украины" Марии Разик "…почему…вы решили создать театр. Не много ли нагрузок берёте на себя?" - ответил - "Очевидно потому, что мы, Цветаевы, - все творцы и мечтатели. Мой дед подарил миру музей, которому нет равных. Моя тётя подарила людям прекрасные стихи. Могу я оставить после себя дело – театр, какой существовал в Древней Греции?". Речь идёт о московском театре импровизации "Гармония" имени М. И. Цветаевой, директором которого тогда был А.Трухачёв.

Андрей Борисович не стал поэтом, писателем, но творчески относился к жизни, что проявлялось в его общении с близкими людьми, друзьями. Он был романтиком, блестящим рассказчиком, прекрасно рисовал, писал стихи к случаю. Он был нежным и любящим отцом, сохранились его стихи, написанные для маленьких тогда дочерей Риты и Оли. Главные герои его стихотворений для детей – животные.

На земле от века
Между двух понятий,
Доброго и злого
Борются мечты.

Трудно человеку
Средь своих собратий
Сохранить немного
Детской чистоты.

Звери, как и дети,
От греха свободны
И добру внимают
Глубиной души.

Потому на свете
Разговор животных
Ясно понимают
Только малыши.

Да и сам Андрей Борисович, наследуя, вероятно, любовь к братьям нашим меньшим всей цветаевской семьи, трепетно относился к кошкам, собакам, ко всему живому.

К Анастасии Ивановне обращался на Вы, ещё в возрасте 3-4 лет сказал ей: "Все вас зовут "Ася" , и я буду вас так звать". Так он и называл – Ася, Асенька, а Анастасия Ивановна называла сына Андреюшкой… А перед Вами стихотворение А. И. Цветаевой, посвящённое сыну, с которым она долгое время была разлучена . Стихотворение так и называется "Сыну":

Где Ты, где Ты, самый мой желанный,
Самый вожделенный человек?
Сын! Пустынею обетованной
Жизни - не расстанемся вовек.

Медленно и тяжко мы шагаем
Чрез разлуку и через тюрьму,
Годы. Почтой ничего не знаю,
Но своею верой закляну, -
Ты идёшь, чрез бездны невредимо,
Чудом обретаю сына вновь,
Как в ту ночь, когда ещё незримый,
Ты пытал мою к тебе любовь.
... Нет, мы вынесем! Бог приумножим силы,
Ты прости – нечаянна слеза!
Кабы только знал Ты всё, что было,
И как встарь, - взглянуть тебе в глаза!
Зубы сжав, не изойти слезами –
Без ума от счастья и тоски,
Ужасаясь, буду пить глазами
Серебром блеснувшие виски…
...
Помоги ж не заплатить мне дани
Встрече – выдержать её обвал!
Помоги в земле обетованной
Кончить – уж, быть может, краткий век,
Ненаглядный, милый и желанный,
Самый незабвенный человек!

Андрей Борисович был удивительным человеком, которого любили все, знавшие его. Говорили, что он сохранил в своей натуре "цветаевскую породу". Превосходно воспитан, благороден и демократичен, изыскан и мастеровит, до старости скромно-элегантен и подтянут.

Трухачёв занимался поисками могилы своей тёти, Марины Ивановны Цветаевой, которая ушла из жизни 31 августа 1941 года в маленьком городке Елабуге на Каме, куда судьба забросила её с сыном в эвакуацию, - тревожные годы войны, шестнадцатилетний сын Цветаевой после её смерти уезжает из Елабуги, ему суждено будет погибнуть на фронте в 1944 году. Считалось, что точное место захоронения Марины Ивановны не было известно, а властьимущим, в свою очередь, это было выгодно - к Цветаевой, вернувшейся из эмиграции в 1939 году, к тому же матери врага народа (её дочь, Ариадна, была арестована в том же 1939), жене врага народа (её муж был тоже арестован в роковом 1939), было отношение, мягко скажем, недоброжелательное…

Андрей Трухачёв сам бывал в Елабуге, встречался с людьми, жившими там в годы войны, собирал материалы, намеревался написать книгу, рассказывающую об этом, но, увы, смерть помешала ему сделать это. Книга "Пятый воздух" была написана Татьяной Костандогло, другом семьи Андрея Борисовича, поэтессой, журналисткой, членом союза писателей Российской Федерации. Она не раз бывала в Елабуге, так же, как и Андрей Трухачёв, собирала материалы о Марине Ивановне Цветаевой. В предисловии к книге она написала: "Задумал книгу Андрей Борисович Цветаев-Трухачёв, племянник Марины Цветаевой, сын её родной сестры – Анастасии. Время распорядилось по-своему, но я считаю книгу "Пятый воздух" нашим совместным с Андреем трудом".

Андрей Борисович Трухачёв умер 31 января 1993 года. Зимним вечером, возвращаясь к себе домой в Орехово-Борисово от Анастасии Ивановны, он почувствовал себя плохо. Андрей Борисович успел набрать код и упал около своего подъезда. С ним случился инсульт. Через два дня его не стало. Для матери это было страшным ударом. Из нее словно стержень вынули. Они были очень дружны, и характеры у них были во многом похожи. Она пережила смерть Андрея тяжело, но мужественно, сказав, что жизнь продолжается, и она напишет свои записки о нем и назовет их "Памятник сыну". Но уходящие силы не позволили ей довести задуманное до конца. Позже этот сборник был издан.

На сороковой день после смерти Андрея Борисовича пришло много народа. Анастасия Ивановна сидела, опустив голову и сжав руки между коленей. "Вот и случилось то, чего я больше всего боялась", – сказала она.

Анастасии Ивановны Цветаевой не стало через полгода – 5 сентября 1993 года...

Вероятно Андрей Борисович Трухачёв чувствовал, что скоро покинет этот мир, но далеко не это волновало его… Стихотворение А.Б Трухачёва "Экспромт":

И я, как предки, буду там,
Что будет очень скоро,
А что же нужно господам,
Пришедшим к власти от забора. Безумцы! Дайте отдохнуть
От многолетнего позора,
Оставьте нечестивый путь.
Путь крови, золота и вздора!

Татьяна Костандогло, много лет знавшая Андрея Борисовича Трухачёва, так писала о нём: "Для многих, кто его знал, Андрей остался незабываемым человеком. Личность. Аристократ. Блестящий эрудит. Порядочность, верность, обязательность – его отличительные черты… Потрясающий рассказчик, владеющий молниеносным чувством юмора и умением мгновенно располагать к себе людей. Одним словом, Человек-Порода, общение с которым – редкое счастье!.."

Таким он и останется для всех, кто знал его, - "творцом и мечтателем из рода Цветаевых", истинных патриотов своей родины, заплатившими за право ими быть делами и жизнью своей.

вИНЬЕТКА

1а      2а      3а

4а      5а

6а      7а

8а     9а

10а     11а

12а

13а

Без имени 5

Нет аккаунта? Зарегистрируйтесь!

Войдите в свой аккаунт