к 200-летию со дня рождения И. К. Айвазовского

В этом году исполнилось 200 лет со дня рождения великого русского художника Ивана Константиновича Айвазовского. Художественное наследие знаменитого мариниста бесспорно велико и занимает особое место в истории русского и мирового искусства. Но Иван Айвазовский прославил себя не только как великий художник.

Отдельного внимания заслуживает его деятельность по благоустройству родного города. Современная Феодосия многим ему обязана. В истории русского искусства Иван Константинович один из немногих, кто проявил себя как крупнейший благотворитель, выдающийся общественный деятель, великодушный меценат. Он связал свою жизнь со своей маленькой Родиной - Феодосией, с Крымом, который художник очень любил. И эта связь нашла самое яркое отражение в его творчестве. "Мой адрес – всегда в г. Феодосии" (из письма П. М. Третьякову).

Благодаря его усилиям в Феодосии построен крупный коммерческий порт, проведена железная дорога. Проблема водоснабжения города так же была решена И. Айвазовским. Не равнодушен был и к истории родной Феодосии. Одним из первых И. Айвазовский начал археологические изыскания на территории древнего города. Свои лучшие находки Иван Константинович направил в Императорский Эрмитаж, где они до сих пор украшают экспозицию, посвященную античному периоду.

Его родители не владели землями и не имели никакого недвижимого имущества. Зато сам художник был достаточно богатым помещиком. В 1845 году он приобретает участок земли на окраине Феодосии на берегу моря. Вскоре на этом месте по своему собственному проекту художник строит дом.

В 1848 году Иван Константинович был причислен к дворянскому сословию. К этому времени, помимо дома, он является владельцем имения под названием Шейх-Мамай в Феодосийском уезде и земли на Южном берегу Крыма. В дальнейшем Иван Константинович приобрел ещё земли в Феодосийском уезде и в конце концов стал владельцем многих имений в округе Феодосии.

После смерти художника они достались его дочерям и вдове. Имение Боран-Эли досталось старшей дочери Елене, Ромаш-Эли – Марии, Шейх-Мамай – Александре. Младшей дочери художника Жанне досталось имение, находившееся в деревне Отузы (ныне Щебетовка). Владения старших дочерей находились в степной части Крыма в 25–27 верстах от Феодосии, рядом с имением Субаш, которое перешло во владение вдовы Ивана Айвазовского Анны Никитичны. Они располагались в нескольких километрах к северо-востоку от Старого Крыма. Кроме этого он имел дома в Старом Крыму, в Ялте и не только.

Усадьба Шейх-Мамай (ныне – село Айвазовское Кировского района) одно из первых имений художника, составлявшее 2,5 тысячи десятин. Имение было одним из любимых мест художника. Здесь он любил проводить летние месяцы, вдохновляясь и питаясь красотой живописной природы. По словам биографа художника Н. Н. Кузьмина "… - лето и часть осени – он имел обыкновение проводить в своем загородном имении Шейх-Мамай, …живописная природа которого и близость моря его вдохновляли" ("Воспоминания об Айвазовском", СПб, 1901).

Фотокопия. Усадьба И. К. Айвазовского Шейх-Мамай. Конец ХIХ века. СЛХМ н/в 11629.

В Феодосию художник возвращался с огромным количеством новых картин, полный жизненной энергии. Об усадьбе, ее устройстве, экстерьере мы знаем из воспоминаний внуков художника Александра Латри, Константина Арцеулова и Н. Н. Кузьмина – биографа и современника Ивана Константиновича и воспоминаний многочисленных гостей, которых И. Айвазовский с радостью принимал в своем имении. Одним из них был русский писатель Антон Павлович Чехов, посетивший Шейх-Мамай в 1888 году. "Имение роскошное, несколько сказочное; такие имения, вероятно, можно видеть в Персии" (Из письма сестре Марии Павловне из Феодосии от 22 июля 1888 г.)

Дошедшие до нас фотографии подтверждают все описания знаменитого имения. Здание было построено в восточном стиле. Особого внимания заслуживает обустройство приусадебного участка. Всё утопало в зелени. Н. Н. Кузьмин: "К барскому дому… вела длинная аллея высоких пирамидальных тополей и кипарисов, окаймлявших живою оградою все строения, утопающие в зелени красивого тенистого сада…".

Здание, украшенное арочными окнами и высокими резными колоннами, прекрасно гармонировало с окружающей его зеленью, создавая неповторимое ощущение восточной сказки. "Перед домом в цветнике был большой бассейн, состоявший из трех кругов, соединенных каналом" (Из воспоминаний А. Латри "Из далёкого прошлого", 1948 г.)

Сам дом был небольшой, но мастерская, где художник проводил больше всего времени, была высокой и просторной. Для многочисленных гостей был построен флигель на 22 комнаты. Последним хозяином имения стал внук художника Николай Михайлович Лампси, который был директором картинной галереи И. К. Айвазовского. При нем усадьбу посещали сестры Цветаевы, Сергей Эфрон, Максимилиан Волошин.

Не менее известна усадьба под названием Субаш (ныне - исчезнувшее село Золотой ключ, включено в состав с. Приветное Кировского района), прославившаяся замечательными источниками, берущими начало у подножия горы Агармыш. Известно, что именно из источника Субаш в 1888 году художник передал родному городу "в вечную собственность 50 000 ведер в сутки чистой воды".

Фотокопия. Усадьба И. К. Айвазовского Субаш. Конец ХIХ века (СЛХМ н/в 11630).

В имении была огромная терраса, где накрывали большой стол, за которым обедали все члены семьи и гости. Это имение тоже было украшено огромным садом с ореховыми деревьями. Окружали его тополя и каштаны. Усадьба Субаш граничит с Шейх-Мамаем. Женившись на Анне Никитичне Саркизовой в 1882 году, художник собирался подарить Субаш ей, но, по какой-то причине, не сделал этого. После его смерти владелицей имения стала вдова, как и планировал Иван Константинович.

Имение Боран-Эли (ныне – исчезнувшее село Каштановка, включено в состав с. Приветное Кировского района) прославилось благодаря мастерской по изготовлению художественной керамики. В предреволюционные годы его владельцем стал талантливый внук И. Айвазовского Михаил Пелопидович Латри. Он был живописцем и керамистом. На специально отведенной земле он оборудовал себе две мастерские – одну для занятий живописью, другую для работы по производству художественной керамики.

Михаил был единственным в дореволюционном Крыму, кто профессионально занимался керамическим искусством. Его произведения не раз принимали участие в крупных выставках в Москве, Петербурге, Киеве. Создание керамической мастерской не случайно. На эту мысль художника натолкнуло наличие в окрестностях Старого Крыма глины высокого качества. Благодаря этому народный керамический промысел был широко развит еще в средневековом Солхате-Крыме. Как и все имения великого мариниста, Боран – Эли утопало в зелени. Центральная усадьба с живописной беседкой в мавританском стиле была окружена садом с каштанами и могучим тополем.

Имение Ромаш-Эли (ныне – исчезнувшее село Романовка, включено в состав с. Айвазовское Кировского района) было небольшим и составляло 338 десятин земли. Здесь было развито сельское хозяйство и согласно данным Госархива Крыма небольшое имение приносило 1300 рублей годового дохода Часть земли была отведена под хлебопашество, так же на территории был разведен обширный фруктовый сад.

Важно отметить, что не только в Ромаш-Эли занимались сельским хозяйством. Во всех имения И. Айвазовского велась обширная работа по возделыванию земли. Это был один из способов получения дохода художником. Бесспорно, это были не единственные владения Ивана Константиновича Айвазовского в Крыму. Он был крупным землевладельцем, которому принадлежали обширные наделы не только в восточной части полуострова. Художник гордился своей хозяйственной деятельностью и достиг в этом немалых успехов, за что был избран действительным членом Императорского общества сельского хозяйства южной России и награжден двумя бронзовыми медалями.

Иван Константинович был человеком необыкновенным. Наследие великого человека хранится в музеях и частных собраниях далеко за пределами его Родины. Живописные работы художника можно увидеть во многих крупных музеях мира. В Литературно-художественном музее Старого Крыма часть экспозиции второго зала посвящена вышеупомянутым имениям Ивана Константиновича. В экспозиции представлены фотографии имений и гостей, посетивших усадьбы в разное время.

Но главным экспонатом этого раздела является небольшой резной деревянный столик "Ампир" второй половины ХIХ века. Этот столик был подарен музею жителем Старого Крыма Сергеем Павловичем Чусовым. Столик является семейной реликвией и имеет необычную историю. Предки Сергея Павловича имели непосредственное отношение к имению Субаш и к вдове художника.

Столик "Ампир" из имения И. К. Айвазовского Субаш. 2 зал экспозиции Литературно-художественного музея (СЛХМ КП 1728/ИБ 209). Публикуется впервые.

Дедушка дарителя Саркиз Айвазян, впоследствии Сергей Израилов, был управляющим имения, а бабушка Анастасия сначала просто горничной, а потом главной помощницей Анны Никитичны Айвазовской и после революции. Семья настолько подружилась с хозяйкой имения, что она стала крестной матерью их дочери, матери Сергея Павловича, Анны, которую назвали в честь вдовы. На рождение маленькой крестницы она подарила семье тот самый столик, декоративный стеклянный шар "Анютины глазки" и альбом Льва Толстого.

При образовании музея, семья Чусовых бескорыстно подарила музею все эти предметы, ныне украшающие экспозицию музея. Столик сделан из красного дерева, декорирован резным растительным рисунком в виде виноградного листа. Практически всё имущество, находившееся в имения художника, было уничтожено. Но этот столик сохранился и сейчас является одним из главных украшений экспозиции музея и рассказывает о наследии Ивана Айвазовского, которое велико и неоценимо важно для современной культуры.

Список использованной литературы:

  1. Барсамов Н. С. Иван Константинович Айвазовский. 1817 – 1900. – М.: Искусство, 1962, 276 с., илл. (СЛХМ КП 1742/Д 1211).
  2. Барсамов Н. С. Иван Константинович Айвазовский. – Симферополь: Крымиздат, 1950, 138 с., илл. (СКЗ КП 527/Д 341).
  3. Колчина Т. Внуки Айвазовского. К. Арцеулов, А. Ганен, М. Латри. Живопись. Графика. Национальная картинная галерея И. К. Айвазовского. Коллекции нашего собрания. – К.: Энергия плюс, 2003, 16 с., илл. (СЛХМ КП 2892/Д 1797).
  4. Чипирис Г. Латри Михаил Пелопидович. 1875 – 1941. Живопись. Национальная картинная галерея И. К. Айвазовского. Коллекции нашего собрания. – К.: Энергия плюс, 2003, 16 с., илл. (СЛХМ КП 2893/Д 1707).
  5. Гайдук Т. Дом Айвазовского и его гости. //Третьяковская галерея. № 1 (54), 2017. – М.: Союпечать, 2017, 120 с., илл.
  6. Левичев И., Тимиргазин А. Новый Крымский путеводитель. Коктебель. Старый Крым. – Симферополь: Сонат, 2003, 184 с., илл.
  7. Лосев Д. Отец города. И. Айвазовский и Феодосия: история взаимоотношений. //Третьяковская галерея. № 1 (54), 2017. – М.: Союпечать, 2017, 120 с., илл.
  8. Погребецкая И. Имения и земли помещика Айвазовского. //Третьяковская галерея. № 1 (54), 2017. – М.: Союпечать, 2017, 120 с., илл.

вИНЬЕТКА

1а      2а      3а

4а      5а

6а      7а

8а     9а

10а     11а

12а

13а

Без имени 5

Нет аккаунта? Зарегистрируйтесь!

Войдите в свой аккаунт