Выставка «Нет в мире места краше Коктебеля». Мирэль Шагинян»

Виртуальная экспозиция выставки «Нет в мире места краше Коктебеля». Мирэль Шагинян» создана в рамках культурологического проекта Дома-музея М. А. Волошина «Коктебель – культурная Мекка» и посвящена 100-летию художницы Мирэли Шагинян, жизнь и творчество которой неразрывно связано с Коктебелем.

портрет Мирэль Шагинян

А. Дейнека. Портрет Мирэли Шагинян. 1944 г. холст масло 100х104

Поклонникам изобразительного искусства хорошо известно творчество Мирэли Шагинян, которая часто повторяла: «Нет в мире места краше Коктебеля».

Экспозиция виртуальной выставки создана на основе материалов фондовой коллекции Дома Поэта, архива семьи Шагинян-Цигаль, личных воспоминаниях Мирэли Яковлевны и ее дочери Елена Викторовны Шагинян.

Из семьи литераторов

Мирэль Яковлевна Шагинян родилась 17 мая 1918 года в Ростове-на-Дону. Она была единственным ребенком знаменитой писательницы Мариэтты Сергеевны Шагинян и известного переводчика, филолога Якова Самсоновича Хачатрянца.

Мариэтта - мама Мирэли Яков Хачатрянц отец Мирель

В гостях у Максимилиана Волошина

Летом 1928 года Максимилиан Волошин пригласил Мариэтту Шагинян с дочерью в Коктебель. Десятилетняя Мирэль быстро прониклась атмосферой Дома Поэта и освоилась среди его обитателей. В то время усадьба Волошина была переполнена гостями, поэтому Шагинян сняли комнату для ночлега неподалеку у семьи Павловых. Однако все время они проводили в доме Волошиных.

– В доме Волошиных одновременно отдыхало от 15 до 17 детей, - вспоминала Мирэль Шагинян. - Мы жили на чердаке, спали на тюфяках и подушках. Интересная публика собиралась в этом доме, но для меня они были просто друзьями мамы. С детворой и Марусей было здорово и весело, поэтому я всегда стремилась в Коктебель.

По словам Мирэль Яковлевны, все дети называли Максимилиана и Марию Волошиных по имени и на «ты», так было заведено. Все дети обожали Макса и старались сделать ему какой-нибудь подарок. В запасниках Дома-музея М.А. Волошина хранится детский рисунок Мирэли, который она нарисовала в подарок Максимилиану Волошину.

Детский Рисунок Мирэли

Еще в Москве юную Мирэль начала обучать немецкому языку Анна Александровна Врубель.
- Мама не желала прерывать мои занятия, поэтому в Коктебеле за меня взялась какая-то Юнге, но, к сожалению, сейчас уже не вспомню ее имени, - с улыбкой рассказывает художница. – Она так лихо преподавала, что я вскоре довольно свободно могла изъясняться, читала детективы Агаты Кристи на немецком языке и даже писала диктанты готическим шрифтом. Эти знания пригодились мне потом в Германии и Бельгии. У мамы была теория, что я должна изучить сначала немецкий, затем английский, а потом французский. Английским я владела кое-как, а вот до французского дело так и не дошло.

Последний раз М. Шагинян видела Максимилиана Волошина за два года до его смерти.

Коктебель и Маруся

В 1936 году Мирэль окончила школу и поступила на подготовительное отделение Московского художественного института (впоследствии им. Сурикова).
– Я рисовала с раннего детства, поэтому даже не задумывалась о выборе своей профессии, - вспоминает она. – Еще в школе я иллюстрировала огромное количество школьных стенгазет, поэтому все считали, что я стану художницей.
В пяти километрах от Солнечной долины (старое название Козы) на берегу моря находились дачи института, в которых студенты жили во время летней практики. М. Шагинян охотно проводила выходные у Марии Степановны, отправляясь в Коктебель пешком через горы.
– Переход занимал не менее четырех часов, иногда я ночевала на перевале, а с рассветом продолжала путь, - с восторгом вспоминает художница. - Я не помню, ходили автобусы или нет, но если да, то наверняка это было страшно неудобно. А через горы было рукой подать – всего 17 км.
Однажды Мирэль Яковлевна с подружкой Наташей собиралась идти в Коктебель. Перед дорогой подружки обсуждали: кому какой мальчик приглянулся из тех, кто находился с ними на практике. Кандидатов в женихи было двое: Виктор Цигаль и Владимир Переславцев.
– Поскольку мы затруднялись сделать выбор, то решили бросить жребий. Взяли два камешка и загадали, что Витя – это светлый камешек, а Володя – черный, - смеется Мирэль. - Мне достался белый камень и Витя – единственный мужчина в моей жизни. Это была невинная шутка, определившая всю мою дальнейшую судьбу. Мы прожили в счастливом браке 64 года. У моря происходил весь роман, плавно перешедший в мою беременность и регистрацию в ЗАГСе.

Мирэль Шагинян с супругом

Мирэль Шагинян и Виктор Цигаль

На следующую практику в Крым Мирэль Шагинян отправилась уже беременной своим первенцем – дочерью Еленой. Вместе с ней был брат мужа будущий знаменитый скульптор Владимир Цигаль, учившийся в том же институте. С Виктором Цигаль она училась на разных курсах, поэтому он должен был приехать позже, но его приезду помешала война.
– Мы возвращались с этюдов и встретили парторга нашего института, - вспоминает М. Шагинян. - Дурак он был отменный. Художником не был и даже не умел рисовать, но по партийному чину ему дозволялось командовать нами. Он первый сообщил нам о начале войны, но распорядился держать эту информацию в тайне. Когда мы вернулись, то на базе были в панике все, так как не знали: организуют наш выезд или нет. В первый же день войны супруг прислал брату телеграмму: «Береги Мирэль». Все были уверены, что война быстро пройдет, поэтому Маруся предлагала мне остаться рожать в Коктебеле, - вспоминает художница. – Вскоре выделили вагон, мы ехали очень долго. Мама выслала тысячу рублей, которые оказались очень кстати, потому что в дороге я покупала на эти деньги для всех продукты. Затем меня с мамой эвакуировали на Урал, но папа предпочел остаться в столице. Виктор приехал к нам уже в Свердловск, и при нем родилась моя Леночка. Вскоре его с братом направили в Самарканд, а потом призвали на фронт.

Самарканд 1944 картон масло

Коктебельцы навсегда

По словам дочери Мирэли Яковлевны – Елены Викторовны Шагинян, Мариэтта Сергеевна Шагинян была яростной противницей личной собственности, но однажды она все же отступила от своих принципов и приобрела для дочери маленький домик в Коктебеле в 1947 году. Это был ее подарок-сюрприз, который приготовила она Мирэли к завершению ее учебы. Способствовала покупке этого дома Мария Степановна Волошина.

Скан-копия документа о покупке дома

В 1948 году она окончила Московский государственный художественный институт имени В.И. Сурикова, где училась в мастерской монументальной живописи выдающегося мастера Александра Дейнеки.

Семья Цигаль-Шагинян обосновалась в Коктебеле. В 1949 году у Мирэль и Виктора родился второй ребенок – сын Сергей. Поскольку родители традиционно не покидали Планерское (так назвался тогда Коктебель), их сын пошел в первый класс поселковой школы и проучился в ней несколько месяцев.
– Во второй четверти учебного года мы приехали в Москву. После первого посещения столичной школы Сережа недоумевал, почему там на перемене ему не дали винограда, как это было в Коктебеле, - вспоминала с улыбкой мать. – Тогда совхоз «Коктебель» шефствовал над школой и привозил детям фрукты в неограниченном количестве, поэтому он решил, что это обязаны делать во всех других школах. Нам пришлось усердно объяснять ему эту разницу в «образовательном процессе».

Из письма М.С. Волошиной к М.С. Шагинян от 16 июня 1950 года: «Милая и дорогая Мариэтта Сергеевна!

Завтра уезжает Витя и мне хочется вместе с ними послать Вам кусочек моря, воздуха, великолепия Коктебеля и свою радость о Вас и благодарную признательность Вам за Ваши книги, Мирэль и маленьких внуков. Я очень люблю Мирэль. Пребывание ее в Коктебеле, близко от меня, мне радостно и скрашивает многое, что делает жизнь под старость нудной, уязвимой. А она своим добрым нравом, молодостью, чуткой деликатностью, просто собою, скрашивает невзгоды и от ея близости легче.

Совершенно влюблена и полонена Сережей, всей нежностью и остатками не отданной любви привязана к этому мальчику. И по-настоящему люблю Лену. Очень она хорошая и милая девочка … с огромной душевной деликатностью. Словом – Ваши дети мне дороги милы, и я радуюсь на них их отраженной радостью, и они мне родны и дороги. И к Вите я привязалась – он хороший настоящий, любит Мирэль и детей и все это вместе очень хорошо. Дай ему Господи и дальше всего хорошего – сейчас на них так сердечно умиляешься и молодеешь душой.

Немного затянулся ремонт домика, но Витя приложил массу энергии и сил и очень хорошо все устроил. Прелестный вышел домик все так хорошо и уютно, и они в нем очень хороши и уже по-видимому все привязались к нему. Мне только, где-то в глубине души, грустно что маленький Серёженька не у меня на балконе, а там. Но – это уже эгоизм старческий. Сережка вырос очень хороший. И так интересно его наблюдать». (Пунктуация и орфография автора сохранены)

пейзаж с силуэтами

На этом этюде, написанным Мирэлью Шагинян в Коктебеле, уже в Москве ее супруг дописал танцующую пару, в которой явно сходство их двух силуэтов.

Их дом славился традиционным шагиняновским гостеприимством, а среди его гостей было множество творческих личностей. На доме красовалась табличка, которая определяла время, отведенное для приема гостей.

013 Табличка на доме Шагинян в Коктебеле 560 573

Влюбленная в волошинскую Киммерию художница воплощала её пейзажи в своем творчестве.

Табачный сарай
Коктебельский пейзаж
Крыши домов
Пейзаж
Пейзаж Сюрю-Кая
Залив

В своей книге «Моя дорога» Виктор Цигаль в эссе «Мирэль и я на этюдах» красочно описал их коктебельский период творчества.

1 280 392 2 280 392 3 280 392 4 280 392

В. Цигаль «Мирэль и я на этюдах»

«Моя Африка»

С конца 1950-х годов после первой поездки в Эфиопию Мирэль Шагинян создает творческий цикл «Моя Африка», выразившийся в ее изобразительной и литературной деятельности.

Slide item 1
Slide item 2
Slide item 3
Slide item 4
Slide item 5
Slide item 6
Slide item 7

Интерес к Африке, ее экзотической природе и жизни его людей вдохновил художницу на создание множества картин, а ее дневники опубликованы в нескольких номерах журнала «Наука и жизнь» в 1998 году.

Журнал наука и жизнь

Вырезка из журнала "Наука и жизнь" №10 от 1998 г.

В своих работах Мирэль Яковлевны отображала пейзажи Крыма, Африки, Севера, Москвы и Подмосковья. Особой изысканностью отличаются ее натюрморты.

Подмосковные работы. Торжок

img029, 1 735 465

Натюрморт

В 2008 году в Российской академии художеств прошла персональная выставка работ М.Я. Шагинян, приуроченная к её 90-летию.

Григорий Ястребенецкий поздравление к 90 летию Мирэли Шагинян

Сейчас  картины художницы находятся в музеях России, Японии, Болгарии, Германии, Марокко, а также в частных собраниях Франции, Италии и других стран. 22 мая 2018 года в Доме-музее М.А. Волошина откроется выставка «Вы отдали – и этим вы богаты…»: дарители – Дому Поэта», где экспонируется одна из картин Мирэль Шагинян, подаренная семьей художницы Дому Поэта.

Старая Умба 1983 холст масло

Наследие

Мирэль Яковлевна Шагинян скончалась в Коктебеле 24 февраля 2012 года и погребена на поселковом кладбище. Сейчас её потомки в их коктебельском доме бережно хранят ее работы, которые художница предпочла оставить в дорогой ей волошинской Киммерии.

Slide item 1
Slide item 2
Slide item 3
Slide item 4
Slide item 5
Slide item 6
Slide item 7
Slide item 8
Slide item 9

Наследники Мирэль Шагинян:

  • Дочь художницы Елена Викторовна Шагинян
    • Сын дочери Вацлав Андреевич Шагинян
    • Внуки дочери Анастасия и Андрей Шагинян
  • Сын художницы Сергей Викторович Цигаль
    • Дочь сына Мариэтта Сергеевна Цигаль-Полищук
    • Внук сына Григорий

При создании выставки использованы:

  1. Материалы фондовой коллекции Дома-музея М.А. Волошина.
  2. Семейный архив Шагинян-Цигаль.
  3. Фотографии Вацлава Шагинян.
  4. Личные воспоминания Мирэль Яковлевны Шагинян и ее дочери Елены Викторовны, записанные С.В. Клепс - научным сотрудником Дома-музея М.А. Волошина.
  5. Виктор Цигаль. Моя дорога – Типография Новости, Москва, 2003.
  6. Журнала «Наука и жизнь», № 10,11, 12. Москва. 1998.

Над выставкой работали сотрудники Дома-музея М. А. Волошина:

  • Клепс С. В.
  • Пристинский А. И.
  • Петров В. Ю.
Нет аккаунта? Зарегистрируйтесь!

Войдите в свой аккаунт