Анастасия Ивановна ЦветаеваАнастасия Ивановна Цветаева, писательница, мемуаристка, яркая личность. Она трёх недель не дожила до своего девяносто девятого дня рождения. Вместе с ней ушла целая эпоха. Её называли Последним лучом Серебряного века. Кажется, что свет этого яркого, пронзительного луча озаряет строки её знаменитых «Воспоминаний», позволяя отчётливо разглядеть милые лица юной Марины, её младшей сестры Аси, обстановку родительского дома в Трёхпрудном переулке…

Она родилась 14 сентября (27 сентября по новому стилю) 1894 года в Москве, в семье Ивана Владимировича Цветаева, профессора Московского университета, хранителя отделения изящных искусств и древностей Румянцевского музея, и его жены Марии Александровны, блистательной пианистки, образованнейшей женщины своего времени.

Много испытаний, невзгод пришлось преодолеть Анастасии Ивановне Цветаевой на долгом жизненном пути. Яркие, счастливые моменты раннего детства. Болезнь, а затем смерть матери. Взросление, юность, любовь, вспыхнувшая на льду московского катка. Солнечный Коктебель, волшебная Феодосия. И снова Москва, затем замужество, рождение сына и… расставание с первым мужем Борисом Трухачёвым. Смерть отца. Снова тихая и уютная Феодосия. Возвращение в Москву. Гражданский брак с Маврикием Минцем, рождение второго сына Алёши, а через год, в страшном 1917, – скоропостижная смерть мужа, а следом - и младшего сына… Потом - жизнь в Коктебеле, Судаке, Старом Крыму, Феодосии. В Крыму - гражданская война, всюду разруха и голод. Для матери с сыном началось время испытаний. Для Андрюши - раннего взросления. В 1921 году Анастасии Цветаевой с ребёнком удалось вернуться в Москву.

Первый раз её арестовали в 1933, вскоре освободили, затем второй арест в 1937 и 10 лет лагерей на Дальнем Востоке. В 1947 году – освобождение и… новый арест в марте 1949, пять пересыльных тюрем, а потом - бессрочная ссылка в Сибирь (деревня Пихтовка Новосибирской области). Здесь Анастасия Ивановна прожила до 1956 года… Затем вместе с семьёй сына - Башкирия, г. Салават, Казахстан, г. Павлодар. В 1959 она была реабилитирована, а в 1962 году официально получила комнату в коммунальной квартире и московскую прописку.

Она ушла из жизни 5 сентября 1993 года.

Шариковая ручка А.И.ЦветаевойВ фонды Феодосийского музея Марины и Анастасии Цветаевых внучка Анастасии Ивановны Ольга Андреевна Трухачёва в разные периоды времени передала много уникальных предметов, принадлежащих ранее бабушке. Каждый из них не просто рассказывает о своей хозяйке, но и повествует о каких-то событиях в жизни Анастасии Ивановны, раскрывает черты её характера, позволяет по-новому взглянуть на некоторые, казалось бы, хорошо известные странички её биографии. Сегодня хотела бы познакомить читателей с некоторыми предметами из фондовой коллекции музея, а заодно - и с интересными фактами из жизни А. И. Цветаевой.

Для человека творческого: писателя, поэта - перо, ручка, бумага всегда были предметами особыми. Таковым они были и для Анастасии Ивановны. К тому же нужно вспомнить, что ей пришлось преодолеть долгие годы тюрем, ссылок, где выживать приходилось в тяжелейших условиях. И писать тоже…

К письменным принадлежностям у Анастасии Цветаевой всегда было уважительное и бережное отношение. В фондах музея Марины и Анастасии Цветаевых есть необычный экспонат — ручка письменная под металлическое перо [8], принадлежавшая Анастасии Ивановне. Ручка фабричного производства, пластмассовая, терракотового цвета с вкраплениями. На неё должно одеваться металлическое перо, но в нашем случае его нет. Вероятно, перо, как предмет гораздо более мелкий, чем ручка, было утеряно в череде лет и событий...

Ручка под пероПерьевые ручки с давних под служили человечеству. Сначала перья были гусиные, затем их сменили металлические. Самые первые корпуса для перьевых ручек, держатели пера, делали из дерева. Чуть позднее стали использовать эбонит. В XX веке, с появлением пластмасс, эбонит перестал применяться в изготовлении корпусов для перьев. А в конце 60-х годов в Советском Союзе на смену перьевым ручкам пришли шариковые.

Ручка, имеющаяся в фондах музея Марины и Анастасии Цветаевых, скорее всего, появилась у Анастасии Ивановны в конце 50-х — 60-е годы. После широкого распространения шариковых ручек в перьевой уже не было надобности, но Анастасия Ивановна продолжала бережно хранить её. Что касается шариковых ручек, то одна из принадлежавшая ей, тоже находится в фондах музея.

Это, на первый взгляд, совершенно неприметная вещь – обычная шариковая ручка, деревянная, с цветочным орнаментом, покрыта лаком [12]. Такие в 70 - 80-е годы в Советском союзе были у каждого школьника. Но эта ручка особенная, потому что принадлежала она Анастасии Ивановне Цветаевой.  

Конверт с письмом феодосийскому врачу Н.С.Левченко

Возможно, этой ручкой Анастасией Ивановной было написано письмо феодосийскому врачу Николаю Степановичу Левченко, с которым она познакомилась в 70-е годы во время одного из приездов в Коктебель. В фондах музея Марины и Анастасии Цветаевых хранятся несколько писем и почтовых карточек, адресованных Н.С. Левченко, но мы остановимся сейчас на одном [9]. Оно будет важным для понимания того, каким заботливым и преданным другом была А.И. Цветаева.

30.IV.80

         «Дорогой Николай Степанович!

Простите, что не ответила на 8-ое марта, но я вообще не отвечаю на поздравления – дай Бог времени ответить по существу….

Но есть у меня и дело: мне как 3-ий год увы, после М.С. (Марии Степановны Волошиной, вдовы М.А. Волошина, умерла 17 декабря 1976 прим. автора) (1 раз жила у М. Н. Изергиной) еду с подругой в Д. тв-ва «Коктебель». Путёвка с 8-го и, если она сможет (как раз в этот день вспыхнула мал. t, а слабость от всей зимы усилилась, но она знает и (t) как она всегда поправляется в Крыму (весной или осенью) и она, если будет лучше, поедет. Едем вдвоём. Я, конечно, немного волнуюсь – о пути, и о том, не продует ли её дорогой (едем в купированном) и решила просить вашей помощи: если сможете заглянуть на вокзал к часу прихода поезда – мне (и ей, конечно – а её очень любила М.С., мы не раз жили у неё в проходной комнатке…) это была бы очень большая помощь.

На Ваш ответ уже нет времени (почтой) и я просто – на всякий случай, уезжая, пошлю на Ваш адрес телеграмму с № поезда и вагона.

         Храни Вас Бог!

Сердечные пожелания отдыха на праздниках.

В августе в журнале «Даугава» (Рига) будет моё - о Максе, Мандельштаме и Розанове. Непременно Вам пришлю.

Ваша А. Цветаева

А в «Москве» тоже будет, когда точно – не знаю, но в этом году.

P.S. Евгения Филипповна Кунина – переводчик (первоклассный) и поэт. Ей 81 год, мне 85».

Приписка, сделанная уже на конверте:

«Если Евг. Фил. сможет, выедем 7-го (если достанут билеты, ушли за ними. Но я дам телеграмму)».

Основной темой этого письма стала не просто грядущая поездка в Коктебель, а тревога о состоянии здоровья подруги - Евгении Филипповны Куниной - в связи с предстоящей дорогой. И в этом вся Анастасия Цветаева. Она едва ли просила бы Николая Степановича встретить поезд, если бы ехала одна, даже если бы не очень хорошо себя чувствовала… Но ради близкого человека, каким безусловно была Евгения Филипповна, она обратилась за помощью к Н. С. Левченко. И нет никаких сомнений, что Николай Степанович встретил этих двух удивительных дам.

Есть в фондах Феодосийского музея Марины и Анастасии Цветаевых ещё один дар Ольги Андреевны Трухачёвой - очки Анастасии Ивановны Цветаевой [10], вернее, фрагменты очков: от времени они просто рассыпались, остались пластмассовые дужки, коричневые, со светлыми пятнами, и крупные кусочки линз. Вероятно, линзы были треснуты, но пока находились в оправе, она их держала. Как только оправа разрушилась, линзы распались на фрагменты. Находятся все эти части в чёрном кожаном футляре для очков [11] с рисунком «позолотой», изображающем двух музыкантов. Есть в фондах ещё один футляр для очков [7]. Он коричневого цвета, кожаный с художественным тиснением. Края по всему периметру «обмётаны» кожаной лентой. Застёжка — кнопочка. Внутри - металлическая перекладина для придерживания очков. Футляр изрядно потёрт, что говорит о его длительном использовании. Нетрудно предположить, что очков, как и футляров для них, у Анастасии Ивановны было несколько, в чём у нас будет возможность убедиться.

Футляр для очков

В Казахстане, в Павлодаре, где Анастасия Цветаева проживала с 1957 по 1962 год постоянно, т. к. в это время в городе жил сын Анастасии Ивановны Андрей Трухачёв с семьёй, а до 1974 года она приезжала туда ежегодно, в 2013 году был открыт музей Анастасии Цветаевой. Ольга Трухачёва и в Павлодарский музей передала одни из очков бабушки. Ольга Андреевна писала: «Очков у бабушки было много, естественно они ломались и при переездах, и от старости. Бабушка только ходила в очках, но никогда в них не читала, а всегда очки опускала вниз, и они висели на ухе на одной дужке, она прищуривала один глаз и читала, очень близко поднося книгу или любой текст к лицу. Её очки в доме можно было найти в самых неожиданных местах…» [2, 122]. Конечно, вполне логично предположить, что проблемы со зрением у Анастасии Ивановны были в силу её почтенного возраста. Но совершенно необходимо сказать о том, что условия жизни писательницы: тюрьмы, ссылки, лишения, недостаточное питание, тяжёлая физическая работа, без которой просто невозможно было выжить, - оказали самое негативное влияние на зрение. К имевшейся близорукости добавились проблемы с сетчаткой. За несколько месяцев до ареста в марте 1949 года она лечилась в одной из больниц Вологды (жила в семье сына в посёлке Печаткино под Вологдой), а потом, когда она уже была в ссылке, в деревне Пихтовка Новосибирской области, произошло отслоение сетчатки правого глаза. И снова лечение, сначала в районной больнице, а потом, в начале 1951 вместе с сопровождающим - она ссыльная – Анастасию Ивановну отправляли на лечение в Новосибирск.

После ссылки Анастасия Ивановна следила за зрением, придерживалась рекомендаций врачей, но никогда не прекращала писать, как бы ни обстояли дела! Помогала ей в этом и вера в Бога, и в правильности выбранных методов лечения. Елена Марковна Устюжанинова, внучка Марии Ивановны Кузнецовой-Гринёвой (второй жены Бориса Трухачёва) вспоминала, что жившая у них в Москве в конце 50-х годов Анастасия Ивановна «… никогда не забывала принимать свои гомеопатические лекарства, которые в огромном количестве стояли у нас на кухонном столе, и глаукома, которой она страдала уже в те годы, не привела её к слепоте даже через 30 лет» [3, 129].

Анастасия Цветаева прожила долгую жизнь. Были в ней любовь и счастье, горести и разлуки, тяжёлые утраты и удивительные встречи.

Отрадно, что благодаря музейным экспонатам мы имеем счастливую возможность более внимательно присмотреться к некоторыми сторонам жизни Анастасии Ивановны, приблизиться к их пониманию, узнать больше о её привычках и привязанностях.

Литература

  1. Айдинян С. А. Хронологический обзор жизни и творчества А. И. Цветаевой / Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в г. Александрове. – М.: АКПРЕСС, 2010. - 176 с.
  2. Григорьева О. Н. Зовут её Ася…: Фрагменты из жизни Анастасии Цветаевой: Издательские решения, 2019. – 166 с.
  3. Последний луч Серебряного века: воспоминания об Анастасии Цветаевой/ [сост. Г. К. Васильев, Г. Я. Никитина, О. А. Трухачёва]. - М.: Дом-музей Марины Цветаевой, 2010. - 776 с.: ил.
  4. Цветаева А. И. Воспоминания. В 2 т. Т. 1. 1898–1911 годы /Анастасия Цветаева; изд. подгот. Ст. А. Айдиняном. – М.: Бослен, 2008. – 816 с.
  5. Цветаева А. И. Воспоминания. В 2 т. Т. 2. 1911–1922 годы /Анастасия Цветаева; изд. подгот. Ст. А. Айдиняном. – М.: Бослен, 2008. – 800 с.
  6. Цветаева А. И. Мой единственный сборник. Дом-музей Марины Цветаевой. М.: Изограф, 1995. – 206 с.

Материалы из фондовой коллекции Музея Марины и Анастасии Цветаевых ГБУ РК «Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник «Киммерия М.А.Волошина»

  1. ММиАЦ, КП № 466
  2. ММиАЦ, КП № 734
  3. ММиАЦ, КП № 979
  4. ММиАЦ, КП № 465
  5. ММиАЦ, КП № 470
  6. ММиАЦ, КП № 735

Электронные ресурсы:

  1. https://www.matrony.ru/olga-truhacheva-ob-anastasii-tsvetaevoy-ya-tyanu-vashi-dushi-za-ushi/
  2. https://faqed.ru/history-historical-notes/perievaya-ruchka-istoriya-proishozhdeniya.htm

Список сокращений:

  1. ММиАЦ — музей Марины и Анастасии Цветаевых ГБУ РК «Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник «Киммерия М. А. Волошина».
  2. КП № — номер по книге поступлений основного фонда музея Марины и Анастасии Цветаевых.

вИНЬЕТКА

1а      2а      3а

4а      5а

6а      7а

8а     9а

10а     11а

12а

13а

Без имени 5

Нет аккаунта? Зарегистрируйтесь!

Войдите в свой аккаунт