Стереоскоп со стерео-карточкой. Стереоскоп начала прошлого века. Экспозиция музея Марины и Анастасии Цветаевых. Феодосия.

Стереоскоп 60-х - 70-х годов прошлого века и слайды к нему. Стереоскоп А. И. Цветаевой.

Музеи – бесценные хранители истории и её реалий. Она здесь во всём: в особой атмосфере; в старинных вещах, которые позволяют нам не только ближе познакомиться с бытом людей, живших в разные столетия, но и понять их, постичь их мир, увлечения, стремления; в некой загадочности, присущей каждому музею, где сами названия экспонатов порой становятся для нас открытием. В экспозиции Феодосийского музея Марины и Анастасии Цветаевых взгляды посетителей часто останавливаются на одном удивительном экспонате - стереоскопе.

Стереоскоп - оптический прибор для просмотра фотографий. Во второй половине XIX – начале XX веков он был очень популярен среди представителей разных слоёв общества: дворянства, буржуазии, городских обывателей. Принцип работы прибора очень прост - если сфотографировать какую-либо сцену с двух точек, расположенных на некотором расстоянии друг от друга (примерное расстояние между глазами человека), а затем расположить получившиеся снимки так, чтобы один глаз видел только одно фото, а другой - второе, то человек увидит "объёмное" изображение, ещё его называли стереоскопическим.

Английский физик, изобретатель Чарльз Уитстон, круг научных интересов которого был чрезвычайно широк, проводил исследования и в области оптики. В 1838 году он опубликовал работу о зрении, в которой доказал, что мозг человека воспринимает предметы в трёх измерениях благодаря тому, что изображение, получаемое правым и левым глазом, не одинаково, а имеет небольшое смещение. Учёным был изготовлен прибор для просмотра парных рисунков с помощью угловых зеркал, чтобы продемонстрировать, как один и тот же объект видит правый и левый глаз при условии, что предмет находится на одном месте. Прибор, правда, был довольно громоздким.

Почему были использованы в этом стереоскопе рисунки, а не фотографические изображения? Дело в том, что фотография была изобретена уже после открытия Уитстона — в 1839-ом. В этом же году английский физик и химик, один из изобретателей фотографии Уильям Генри Фокс Тальбот создал стереоскопические фотографии для прибора Уитстона. Так зародилась стереоскопия.

Однако потребуется ещё более 10 лет для того, чтобы разработать удобный и доступный прибор для просмотра стереопар (специальных, "двойных" фотографий). А случилось это в 1849 году, когда английский физик, математик и астроном Дэвид Брюстер усовершенствовал прибор Уитстона. Устройство стало компактнее, без зеркал, но появились линзы, которые сняли напряжение зрения, а объёмные фотографии было гораздо интересней разглядывать.

Был, конечно же, подобный прибор и в доме Цветаевых, скорее всего и не один. Ариадна Эфрон, дочь Марины Цветаевой, писала в "Истории жизни, истории души", наиболее полно представляющем её эпистолярное и литературное наследие (письма, воспоминания, прозу, устные рассказы, стихотворения и стихотворные переводы), описывая комнаты дома в Москве, в Борисоглебском переулке, где прошло её детство:

"На полках было много всяких интересных вещей — морские звезды, раковины, панцирь черепахи — и стереоскоп и множество двойных фотографий к нему — Крым, мама, папа. Макс, Пра, мы с Андрюшей, еще всякие знакомые и просто виды. В стереоскопе всё выглядело настоящим, совсем живым, хоть и неподвижным" [8, 172].

Здесь же ещё одно упоминание Ариадны Эфрон о стереоскопе, и ощущение того, что он, вместе с другими интересными вещами, находившимися в маминой комнате, помогал создавать удивительные чувства в душе ребёнка:

"Мамина комната была праздником моего детства, и этот праздник нужно было заслужить. Он начинался, как только я переступала порог: для меня заводилась музыкальная шкатулка, мне давали покрутить ручку шарманки, мне позволяли поиграть с черепашьим панцирем, поваляться на волчьей шкуре и заглянуть в стереоскоп". [8, 176].

И там, за волшебными стёклами, перед глазами девочки не просто возникал таинственный мир, она будто жила в нём: слышался шум далёкого морского прибоя, шелест листвы в верхушках деревьев; а образы людей, запечатлённые на фото, волновали, заставляли задумываться, воображение рисовало картины их жизни…

И почему-то сразу всплывают в памяти строки стихотворения Марины Цветаевой "Бабушке" - размышления о судьбе бабушки по материнской линии, красавицы-польки Марии Лукиничны Бернацкой, в замужестве Мейн. Её портрет висел в доме Цветаевых в Трёхпрудном переулке. Именно им были навеяны мысли о бабушке, умершей в 28 лет… Само стихотворение было написано в сентябре 1914 года. В это время Марина с семьёй жила в Борисоглебском переулке:

Продолговатый и твердый овал,
Черного платья раструбы…
Юная бабушка! Кто целовал
Ваши надменные губы?

Руки, которые в залах дворца
Вальсы Шопена играли…
По сторонам ледяного лица
Локоны, в виде спирали.

Темный, прямой и взыскательный взгляд.
Взгляд, к обороне готовый.
Юные женщины так не глядят.
Юная бабушка, кто вы?

Сколько возможностей вы унесли,
И невозможностей — сколько? —
В ненасытимую прорву земли,
Двадцатилетняя полька!

День был невинен, и ветер был свеж.
Темные звезды погасли.
— Бабушка! — Этот жестокий мятеж
В сердце моем — не от вас ли?..

Есть строки об этом портрете и у Анастасии Ивановны в её "Воспоминаниях":

"…от ее (бабушкиной - прим. автора) двадцативосьмилетней жизни в маминой с папой спальне портрет — увеличенная фотография: темноокое, с тяжелыми веками, печальное лицо с точно кистью проведенными бровками, правильными милыми чертами, добрым, горечью тронутым ртом (много позже узнали мы, что она была с дедом несчастна — он был тяжелого нрава). Встретились они — на балу... Черный атлас старинного покроя кофты, широкой.

Дагерротип, с коего была увеличена фотография, относился ко времени ее беременности мамой, и тонкая рука мягко и смутно хранит память — тусклость жемчужин на этом портрете — на руке ли? в ухе, серьгой? Странной моды два локона, строго по одному у щеки, прямой пробор темных волос, — и через все, надо всем — этот тяжелый взгляд куда-то вбок, мимо, вдаль, взгляд весомый, как сама печаль, как — быть может — ожидание смерти?" [3, 41-42].

Взгляд на одну фотографию двух сестёр… И сколько мыслей, стремления ощутить, понять душевные поиски давно ушедшего из жизни человека, такого близкого и такого далёкого… Но возвратимся к стереоскопу, представленному в экспозиции музея Марины и Анастасии Цветаевых (ММиАЦ. Инв. № В-14), он имеет неоднозначную историю…

Дело в том, что первая заведующая музеем, собирательница коллекции Ирина Михайловна Двойнина, усилиями и стараниями которой музей и начинался, умерла в 2005 году. Музей же был открыт в 2009 году. Не сохранилось точных сведений, как попал в музейную коллекцию стереоскоп. Очень возможно, что он принадлежал когда-то Эрнесту Морицевичу Редлиху, феодосийскому фотографу и художнику.  Именно на даче Редлиха, на бывшей ул. Анненской (ныне ул.Шмидта, 14) в 1913-1914 гг. жила Марина Цветаева с мужем и дочерью.

В это же время её сестра Анастасия Цветаева жила с годовалым сыном Андреем недалеко от Марины, на Бульварной улице (сейчас это часть улицы Десантников). В наше время в нескольких комнатах этого дома разместился музей Марины и Анастасии Цветаевых.

О доме Эрнеста Морицевича, о хозяевах дома писала Анастасия Ивановна Цветаева в своих "Воспоминаниях":

"Марина жила в десяти минутах от меня, вверх по отлогой горе, на даче Редлих. Их родных фамилия была Рогозинские, хорошие знакомые Макса и Эфронов. С этими двумя семьями у Сережи и Марины завязались добрые отношения. Лишь бывая в Марининой квартире, знала их мало, а теперь помню только ласкового старика с седой бородой и старушку… Садик вокруг их низкого длинного домика был густой, уютный, веселый, и с холма был вид на море, далеко внизу, как когда-то в Ялте с Дарсановской горки… Две (или три) комнатки, где жили Марина с Сережей, Алей и няней, были низкие, старенькие; старинная простенькая мебель уютно радовала глаз пуфами, диванчиком, ламповым абажуром, картиной в поблекшей раме. Створки окон, распахнутые в низкие кусты, впускали в домик запах дрока…" [4, 236 -237].

Вот строки о Редлихе Татьяны Яковлевой, родившейся и выросшей в Феодосии, всю жизнь проработавшей врачом, знавшей многих удивительных людей, когда-то живших или побывавших в нашем городе, в книге "Феодосия и феодосийцы":

"Хозяином дома был Эрнест Морицевич Редлих, фотограф-профессионал и художник, ученик и друг Айвазовского. Он возил выставку Айвазовского в Италию. Чудак, мечтатель, он много путешествовал и был прекрасным рассказчиком. Жена Алиса – пианистка…" [9, 143].

Зная, что Редлих - профессиональный фотограф, несложно предположить, что стереоскоп у него был, скорее всего, – их было несколько. Существует версия, согласно которой Эрнест Морицевич подарил стереоскоп Анастасии Цветаевой, в ту пору увлечённой фотографией, но Анастасия Ивановна, уезжая из Феодосии, вероятно, ввиду каких-то объективных причин, не взяла с собой этот прибор, и он, в свою очередь, попал вместе с коллекцией двойных (стереоскопических) открыток, принадлежавших Редлиху, к феодосийцу, краеведу, педагогу Ростиславу Лихотворику, который и передал его в дар музею Марины и Анастасии Цветаевых. Сам Ростислав Степанович Лихотворик в своей книге "Путешествие со старой открыткой" писал о том, что в его коллекции на самом деле:

"… имелся такой аппарат (стереоскоп) и двадцать двойных открыток, на одной из которых был выбит номер 51, так что вполне возможно, что стереооткрыток, посвящённых Феодосии, было ещё больше" [2, 100].

Действительно ли находившийся у Лихотворика прибор принадлежал в начале XX века Редлиху и был подарен Цветаевой, а затем оставлен ею в Феодосии, или у Ростислава Степановича был стереоскоп, принадлежавший ранее кому-либо из феодосийцев, увы, – доподлинно не известно… Уточнить у него тоже невозможно: краевед ушёл из жизни в мае 2009 года. Но, интересен такой факт: в фондах музея действительно имеется двадцать двойных стереоскопических открыток (Лихотворик писал о таком же количестве фотографий, которые были в его коллекции, в своей книге "Путешествие со старой открыткой").

В документах к ним указано, что автор работ - фотограф Редлих, а поступили они в музей в дар от Ростислава Лихотворика. На пятнадцати из стереопар (ММиАЦ. Инв. Ф - 30-32, 34-37, 39-46) запечатлены виды Феодосии, сцены из жизни горожан. На двух - памятные места Севастополя: памятники В. А. Корнилову (ММиАЦ. Инв. Ф-38) и П. С. Нахимову (ММиАЦ. Инв. Ф-33). И одна фотография с видом фонтана Алупки (ММиАЦ. Инв. Ф-29).

И только две стереопары, на одной из которых запечатлён мужчина (ММиАЦ. Инв. Ф-15), на другой (ММиАЦ. Инв. Ф-14) – сцена с двумя действующими лицами: мужчиной и женщиной, сделаны явно за рубежом, о чём говорит текст на английском языке на оборотной стороне снимков. Таким образом, логично предположить, что и фотографии, и стереоскоп, о котором упоминал Ростислав Степанович в своей книге, принадлежали в своё время Редлиху.

В фондах музея Марины и Анастасии Цветаевых имеется ещё один стереоскоп, который передала в дар музею внучка Анастасии Ивановны Цветаевой Ольга Андреевна Трухачёва (ММиАЦ. Инв. Ф-46). Прибор этот современный, если можно так сказать, служащий для просмотра стереопар диапозитивов. Скорее всего, Анастасия Цветаева приобрела его уже после возвращения из ссылки: вероятно, он напомнил ей далёкие годы, когда в семье Цветаевых часто с удовольствием рассматривали стереоскопические карточки...

Аппарат этот картонный, в виде шестигранной призмы. На меньшей грани – два стекла, на большей - карман с двумя стёклами, куда помещается слайд. Прибор легко складывается, становясь плоским. На одной из граней имеется надпись "стереоскоп "Чайка", на другой – "МУЗФОНД СССР", ниже – "производственный комбинат "Москва".

Стереоскоп помещён в ледериновый футляр жёлтого цвета с тремя карманами внутри. Один непосредственно для стереоскопа (когда тот находится в сложенном состоянии), два других - для слайдов (в нашем случае их 10). На внешней стороне футляра выдавлена надпись: "Пансионат Приморье", выше - треугольный знак Укркурортторга: в основании треугольника вписана надпись "Укркурортторг", вдоль боковых граней треугольника – "Министерство торговли УССР" на украинском языке. Речь идёт, конечно же, о коктебельском пансионате "Приморье"! На слайдах запечатлены виды пансионата, моменты из жизни отдыхающих, виды Кара-Дага.

Если говорить о самом пансионате, интересен тот факт, что его начали строить в Коктебеле в конце 50-х годов. Анастасия Ивановна после возвращения из ссылки впервые приехала в Коктебель в 1963 году, затем в 1966, а вот с 1966 по 1977 приезжала ежегодно, в 77 она даже успела два раза побывать в Крыму. С 1980 по 1985 год Анастасия Ивановна также бывала у нас, за исключением 1984 года. А вот последний приезд в Коктебель - 10–15 ноября1988 года, вместе с телевизионной съемочной группой на съемки фильма "У Макса, в Коктебеле" режиссера Д. И. Демина. В этой поездке её сопровождал доктор Ю. И. Гурфинкель. Вероятнее всего, стереоскоп и слайды к нему она приобрела в период с 1966 по 1977 годы.

Таким образом, в феодосийском музее Марины и Анастасии Цветаевых имеются два стереоскопа: один подаренный музею внучкой Анастасии Ивановны Цветаевой Ольгой Андреевной Трухачёвой. Произведён он, вероятно, 60-е годы прошлого века, приобретён или подарен Анастасии Ивановне Цветаевой здесь, в Крыму. Другой, с большой долей вероятности, принадлежавший когда–то Эрнесту Редлиху, подаренный музею краеведом, педагогом Ростиславом Лихотвориком. На этом приборе мы сейчас и остановим наше внимание.

Стереоскоп деревянный, на стержне крепится овальной формы приспособление с вмонтированными в него двумя увеличительными стёклами квадратной формы. На этом же стержне имеется поперечная планка, на концах которой закреплены два проволочных держателя (именно в них вставляется стереоскопический снимок).

Планка свободно перемещается по стержню, удаляясь и приближаясь к увеличительным стёклам. Кроме всего упомянутого на стержне имеется деревянная ручка, прикреплённая к нему с помощью устройства из белого металла. Ручка подвижная, может быть в сложенном состоянии (плотно прижата к стержню, параллельно ему), может отклониться на 90 градусов (перпендикулярно стержню). На конце верхней части стержня выдавлена надпись: "А.ВЕРНЕРЪ", ниже – "ХАРЬКОВЪ".

Уже по орфографии этой надписи мы можем установить, что стереоскоп был изготовлен ранее 1918 года, так как буква Ъ применялась в русской дореформенной орфография, действовавшей до 1918 года. Если проследить историю самой надписи, то узнаем, что Вернер Анатолий Феликсович - профессиональный фотограф, член Императорского Харьковского русского технического общества, издатель журнала "Фотограф", владелец магазинов и складов по продаже фотографической техники в Харькове. В этот город он прибыл в начале ХХ века, приобрёл там склад-магазин по продаже фотографических принадлежностей, граммофонов, фонол, телефонов, звонков, стереоскопов и т.д. Этот склад основан в 1891 г. и принадлежал ранее Карлу Ивановичу Фреланду, дяде Вернера, который имел сеть магазинов фототоваров и фотоателье в Москве, Петербурге и Казани.

Таким образом стереоскоп, хранящийся сейчас в музее Марины и Анастасии Цветаевых, вероятно, приобретён в одном из Харьковских магазинов Вернера в первое десятилетие прошлого века.

Если возвратиться к мысли о том, что Анастасия в те годы очень увлекалась фотографией, то так действительно и было, достаточно вспомнить строки из "Воспоминаний" Анастасии Ивановны, где она рассказывает о своей поездке с мужем, Борисом Трухачёвым, по Европе в 1912 году:

"Я не написала об одном еще сильнейшем, чем стрельба, Бориса и моем увлечении: мы купили маленький "Кодак" 6 х 11, помнится, и яростно снимали окружающую красоту. Вечером, запасшись всеми существующими волшебными порошками, превращали порошки в жидкости, наливая их тонко и едко пахнущий растворенный яд в не менее волшебные сосуды, мы в углу комнаты,… при свете красного фонаря, наклонялись над зельями. В них, как в гоголевских сказках, начинало появляться чье-то обличие — человека, дерева, горы или моря... Возникали, как в микроскопе (нет, обратно ему, растящему невидимо-крошечное), как раз уменьшенные, как на географической карте, пейзажи, пойманные объективом…" [4, 31 – 32]. 2 том.

Этот же объектив ловил и удивительные виды древней Феодосии, исхоженной сёстрами Цветаевыми. Даже в дневниковых записях Марины, описывающих красоту старого города, запечатлен момент, говорящий о том, что Анастасия во время их частых прогулок не теряла времени зря, снимала сказочные виды феодосийских улочек:

"Караимская слободка – совершеннейшая Италия. Узкие крутые улички, полуразрушенные дома из грубого пористого камня, арки… Ася снимала. Мы дошли до Митридата, - белого здания с колоннами – в греческом стиле. У входа в помещающийся в нем Музей древностей – два старинных огромных кудрявых итальянских льва…"[5, 40].

Возвращаясь к теме фотографии, логично предположить, что Анастасия Ивановна не только любила делать снимки прекрасных видов нашего города, но и просматривать потом с помощью стереоскопа, возможно, изначально принадлежавшего Редлиху (в гостях у Марины и Серёжи, на даче Редлиха, она частенько бывала). И Эрнест Морицевич, видя тягу Анастасии ко всему, что связано с фотографией, мог подарить ей стереоскоп.

Вообще, особое отношение к фотографам, фотографиям у Анастасии Ивановны было ещё с детства, она писала:

"Одно из удивительных впечатлений детства — фотограф. В Москве ли кто-то нас снимал, во дворе, под кустами желтой акации, или в Тарусе, на площадке перед домом, между тополей, — обладатель фотографического аппарата был таинственен и чем-то напоминал Чернилку из гофмановской сказки: он вдруг исчезал под куском черного сукна, став сразу меньше, нагнувшись, и начинал двигаться к нам, неся на себе высокий треножник, на котором колебалось непонятное сооружение, покрытое чем-то черным, свисавшим, и все это было похоже на живое странное существо. Так и прошло оно через детские годы, и почему из этого являлись блестящие карточки с изображениями людей — нас! — было невозможно понять..." [3, 29-30].

Фотографировал здесь в Феодосии и Серёжа Эфрон, муж Марины. В первом томе записных книжек Цветаевой есть запись, сделанная в нашем городе 12 января 1914 г.:

"Вчера Серёжа снял её (Алю) два раза у меня в комнате на фоне чёрного с розами платка. На одном снимке она улыбается, на другом смотрит задумчиво, воткнув палец в щёку и растаращив другую руку"[5, 26].

А вот запись от 16 января 1914 года:

"Карточки удались великолепно, особенно одна, где она уткнулась пальцем в щёку. Глаза – огромные, ясно очерченные, - две звезды. Рот слегка приоткрыт. Брови – тёмные, длинные, поразительные. Выражение этого прелестного личика задумчиво. На другой карточке она улыбается и больше похожа на ребёнка, но на первой больше на себя"[5, 27].

Алины удивительные глаза Марина отметает и на фото, и в своих стихах, посвящённых дочери – отрывок из стихотворения "В шитой серебром рубашечке", 1919 г.:

…Очи – два пустынных озера,
Два Господних откровения –
На лице, туманно-розовом
От Войны и Вдохновения….

И в "Записных книжках" тоже описание Алиных глаз:

"На улице при виде её – одно восклицание: "Голубоглазая!" И действительно: голубее и больше этих глаз нельзя себе представить. Это — звезды, озера, кусочки (огромные!) неба,— только не глаза. Они необыкновенно светлы и блестящи… Лицо прямо ангельское. Сначала видишь только глаза. Блеск — не блеск, а сияние! Два кусочка (огромных!) сияющей синевы" [5, 60-61].

Конечно же, Сергею Эфрону фотографировать свою дочь, да ещё такую красавицу с изумительными глазами было чрезвычайно приятно! Делал Серёжа эти снимки на фотоаппарат, принадлежавший Анастасии, может быть, у него был свой, а может он пользовался фотоаппаратом Редлиха – этого мы точно не знаем, но знаем, что и Марина, и Анастасия, и Серёжа любили фотографировать и фотографироваться.

Марина и Ася с удовольствием пользовались услугами Феодосийских фотоателье. Снова цитата из записных книжек Марины. Запись от 11 марта:

"Сегодня мы снимали Алю и Андрюшу -  в первый раз вместе, кроме стереоскопических снимков на Пасху прошлого года – сначала в фотографии "Modern" -…потом у Стамболи… Снимки все удачны, мы смотрели негативы"[5, 45].

Глядя на старенький стереоскоп, представленный в экспозиции музея Марины и Анастасии Цветаевых, поражаешься тому, что он не просто оказался связан с судьбами разных людей, среди которых и выдающиеся личности, но и сохранился, пройдя сквозь разрушительную силу революций и войн. И останавливаются на нём заинтересованные взгляды посетителей, и звучит рассказ, возвращающий нас в далёкие дни дореволюционной, солнечной Феодосии…

Список использованной литературы:

  1. Айдинян С. А. Хронологический обзор жизни и творчества А. И. Цветаевой / Литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в г. Александрове. – М.: АКПРЕСС, 2010. - 176 с.
  2. Лихотворик Р. С. Путешествие со старой открыткой. Феодосия, Старый Крым, Коктебель, Отузы, Кизилташ на рубеже XIX-XX столетий. – Феодосия: Арт Лайф, 2004, 136 с.
  3. Цветаева А. И. Воспоминания. В 2 т. Т. 1. 1898–1911 годы /Анастасия Цветаева; изд. подгот. Ст. А. Айдиняном. – М.: Бослен, 2008. – 816 с.
  4. Цветаева А. И. Воспоминания. В 2 т. Т. 2. 1911–1922 годы /Анастасия Цветаева; изд. подгот. Ст. А. Айдиняном. – М.: Бослен, 2008. – 800 с.
  5. Цветаева М. И. Неизданное. Записные книжки: В 2 т., Т. 1: 1913–1919./Подгот. текста, предисл. и примеч. Е. Б. Коркиной и М. Г. Крутиковой. – М.: ЭЛЛИС ЛАК, 2000. – 560 с.
  6. Цветаева М. И. Собрание сочинений: в 7 т. Т. 1. Стихотворения / Сост., подгот. текста и коммент. А. Саакянц и Л. Мнухина. М.: Эллис Лак. 1994. – 640 с.
  7. Цветаева М. И. Собрание сочинений: в 7 т. Т. 6. Письма / Вступ. ст. А. Саакянц. Сост., подгот. текста и коммент. Л. Мнухина. М.: Эллис Лак. 1995.- 800 с.
  8. Эфрон А. С. История жизни, история души: В 3 т. Т. 3.  Воспоминания, проза, стихи, устные рассказы, переводы / Сост., подгот. текста, подгот. ил., примеч. Р. Б. Вальбе. – М.: Возвращение, 2008. – 392 с., ил.
  9. Яковлева Татьяна. "Феодосия и феодосийцы". – Феодосия: КОПИ-ЦЕНТР, 2010. -  348 с.

Электронные ресурсы:

  1. https://izi.travel/nl/81ef-stereoskopy-i-stereoskopicheskie-fotoapparaty/ru
  2. http://diafilm-nsk.ru/models/stereoskopy
  3. http://kk.convdocs.org/docs/index-215395.html
  4. http://www.photohistory.ru/1420533627255593.html
  5. http://kamienec.livejournal.com/113323.html
  6. https://vk.com/pages?oid=-20574467&p=%D0%A1%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D1%80%D0%B0
оценок пока нет...

вИНЬЕТКА

1а      2а      3а

4а      5а

6а      7а

8а     9а

10а     11а

12а

13а

Без имени 5

Нет аккаунта? Зарегистрируйтесь!

Войдите в свой аккаунт